Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 10
    § 3. (IV). Кроме того, термином церковь в более правдивом и прямом по сравнению со всеми иными, в том числе и современным, установившимся в качестве основного, смысле, называется масса верующих во Христа, взывающая к его имени, а равно любые части этой массы в обществе и даже в семье. Таково было изначальное значение этого термина и его привычное применение среди апостолов и их последователей. 

    Потому апостол Павел в главе I «Первого Послания к Коринфянам» говорит: Церкви Божией, находящейся в Коринфе, освященным во Христе Иисусе, призванным святым, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа, во всяком месте, у них и у нас. Таково же мнение святого Амвросия в глоссе: «Освящённые при крещении, и это во имя Иисуса Христа».


    «И земля осквернена под живущими на ней, ибо они преступили законы,
    изменили устав, нарушили вечный завет» (Ис.24:5)

    Именно в силу этого значения апостол в главе XX «Деяний святых апостолов» говорит пресвитерам Эфеса: Итак внимайте себе и своему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею. Поэтому все верующие христиане, а не только священники, должны быть и являются духовными людьми в силу этого значения, правдивого и прямого, ибо Иисус принял всех и искупил их вину своей кровью.

    Так же выразительно объясняются в глоссе слова главы XXII «Евангелия от Луки»: Сие есть Тело Мое, которое за вас предается. «Для вас, - утверждает глосса, - вовсе не значит, что только для апостолов было дано тело и пролитая кровь Христа, а для всего рода человеческого». Следовательно, не только для апостолов была пролита кровь Христа; не только они одни должны быть обеспечены и обеспечиваются до сих пор Им.

    Это касается также их последователей в такой должности, а равно всех священников или служителей храмов; сами по себе они не составляют церкви, которую Иисус искупил своей кровью. По данной причине эти епископы, священники, диаконы не являются церковью - Супругой Христа, а лишь составляют часть церкви, поскольку Иисус полностью отдал себя этой Супруге в целом. апостол Павел в своём «Первом Послании к Филип-пийцам! глава V, говорит: Люди, любите ваших жен, как любил Иисус церковь и отдался сам ради нее.

    Таким образом, не только ради одних апостолов и их последователей в этой должности отдался властным мучителям Иисус, а прежде всего ради всего рода человеческого. Следовательно, ни они сами, т. е. епископы, ни их ассамблея не являются Супругой Христа, хотя объединения некоторых из них, злоупотребляя таким словом, чтобы мошеннически достичь своей личной и мирской выгоды и поставить в невыгодное положение других, называют самих себя единственной Супругой Христа.

    Об этом свидетельствуют слова апостола в главе I «Первого Послания к Коринфянам», в последней главе «Послания к Фессалоникийцам», в первой главе «Послания к Колоссянам», в главе IV «Послания к Филимону». Во всех этих текстах, как мы говорили, апостол применяет слово церковь в самом прямом и истинном смысле.

    § 4. Теперь нам надлежит разобраться сначала в термине мирской, а затем духовный. Начиная с хорошо знакомого нам понятия, скажем: (I). Слово мирской в первом и наиболее привычном смысле означает все телесные, натуральные и искусственные вещи, которые определённым образом находятся во владении человека и предназначены для жизни его в этом мире, удовлетворения потребностей и получения удовольствия. В этом значении, близком к общему, мы привыкли называть мирским всё то, что начинается и прекращается во времени. Ибо, как отмечается в четвёртой книге «Физики», все вещи, в сущности, пребывают во времени.

    (II). В другом значении слово мирской говорит о любом потенциале, деянии или пристрастии человека, существующем в нём самом или свершённом им по отношению к другому ради некой цели жизни в настоящем мире.

    (III). Кроме того, термин мирской, более далёкий от общепринятого смысла, ещё означает сознательные или переходные действия или пристрастия человека с целью получения выгоды или нанесения ущерба другому человеку, определением чего, прежде всего, занимается человеческий законодатель.

    § 5. Теперь я хочу уточнить смыслы и оттенки термина духовный. (I). В первом смысле он говорит обо всех нетелесных субстанциях и их действиях.

    (II). Во втором значении он охватывает любое действие или пристрастие человека, исходящего из только ему свойственной возможности знать или желать. Согласно этому смыслу мы привыкли называть духовными или нематериальными некоторые воздействия телесных вещей на чувства живых существ. Например, картины, в которых созданы образы, в известной мере являются для души основой познания. В этом отношении некоторые явления воздействуют даже на неживые субстанции, в частности, на зарождение истины и другие подобные вещи.

    (III). Более того, что особенно важно для нашего исследования, термин духовный часто обозначает Закон Божий, изучение его, наставление заповедям и советам по нему и через него. В такое значение входят также все экклезиастические таинства и их воздействия, любая Божья благодетель, все христианские добродетели и дары Святого Духа, ведущие нас к Вечной Жизни.

    Именно в подобном смысле апостол Павел использовал этот термин в «Послании к Римлянам», последняя глава (XXV), и в первом «Послании к Коринфянам», глава IX, в котором он говорит: Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? А в глоссе Амвросия сказано: «духовные» - это те, кто оживляют ваш дух, и кто одарён святым духом, а именно Божьим Словом и таинством Небесного царства».

    (IV). Кроме того, мы по привычке обозначаем этим термином любое сознательное действие или пристрастие человека, если оно совершено для другого, чтобы заслужить блаженную жизнь в мире ином; таковы Видения Бога вследствие его возвышенной любви к ближнему, его целомудрие, сострадание, благодушие, а также молитвы, пожертвования для почитания и поклонения Богу, предоставление убежища богомольцам, умерщвление плоти, презрение мирских и плотских наслаждений и отдаление от них; в общем, любые подобные деяния, произведённые для вышеуказанной цели.

    (V). Помимо сказанного этот термин означает, хотя и в менее прямом смысле, чем во втором и третьем случаях, храм или церковь, взятые во втором значении, а также все сосуды и церковные облачения, используемые в этом месте для богопоклонения.

    (VI). Позднее, менее подходящее и непрямое, расширенное некоторыми людьми значение слова мирское включило в себя сознательные переходные действия священников и иных служителей храма, нарушающих законы, свершённые ими с целью получения выгоды или нанесения ущерба другому человеку ради жизни в этом мире.


    «Ибо они оборотили ко Мне спину, а не лице; а во время бедствия своего
    будут говорить: `встань и спаси нас!'» (Иер.2:27)

    (VII). Сверх того и ещё более неподобающе эти люди расширяют значение данного слова вплоть до того, что обозначают им их собственность и мирские блага, движимое и недвижимое имущество, некоторые церковные доходы от мирских благ, в том числе десятины, чтобы таким прикрытием освободить их от законного порядка и гражданского правителя.

    § 6. И они, ничем не рискуя, открыто злоупотребляют подобным пониманием, идут против Истины, смысла этого слова духовный и его употребления апостолом Павлом и святыми, которые считали перечисленные вещи телесными и мирскими, а не духовными. Потому в главе XV «Послания к Римлянам» говорится: Ибо, если язычники сделались участниками в их духовном, то и должны и им послужить в телесном.

    Ещё более выразительно говорит апостол в главе IX «Первого Послания к Коринфянам»: Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное? Далее в глоссе Амвросия: «На самом деле, если мы «посеяли в вас духовное», т. е. духовности, оживляющие ваш дух, которые даны вам Святым Духом, а именно Слово Божие и загадку небесного царства, «велико ли то, если пожнем у вас телесное?»; нужны ли для наших субстанций ваши мирские блага, т. е. все эти мирские блага, которые были назначены для жизни и телесных потребностей?».

    Эти внешние блага, с помощью которых предсказатели Евангелия обеспечивались едой и одеждой, неожиданно названы апостолом и Амвросием телесными и мирскими, чем они являются поистине, будь то десятина или же поземельный налог, церковные доходы или земли, дарованные церкви, или даже собранные пожертвования. Амвросий признал это словами, что «они были назначены для жизни, и телесных потребностей», т. е. для жизни, подверженной порче.

    § 7. Таким же образом нужно оценивать и другие деяния епископов, священников и диаконов. Действительно, не все их поступки могут быть названы духовными; наоборот, большинство их деяний это деяния общественные - сутяжнические, плотские и мирские. Ведь священники могут совершать заём, класть деньги на хранение, покупать, продавать, бить, убивать, воровать, изменять, грабить, ненавидеть, обманывать, давать ложные свидетельства, клеветать, святотатствовать и совершать другие злодеяния и подсудные дела, которые способны совершаться также людьми, не являющимися священниками.

    Спрашивается, можно ли подобные деяния, совершённые человеком святым по сану, за которые он несёт установленную ответственность, считать духовными? Понятно, что нет; скорее всего, они плотские и мирские. Недаром апостол в своём «Первом Послании к Коринфянам», глава III, рассуждая о подобных деяниях, говорит так: Ибо, если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете?

    Итак, несомненный опыт нам показывает, что и среди священников неожиданно возникают зависть и раздоры, происходящие от упомянутых и им подобных деяний. То же самое порой случается между ними и мирскими людьми. Понятно, что явления подобного рода не могут называться духовными, а должны считаться телесными и мирскими. По примеру римских правителей, издававших многочисленные законы, понтифики тоже, чтобы подавлять такие деяния и конфликты, публиковали многочисленные человеческие указы, которые они назвали «декреталиями».

    Хотя сами епископы и диаконы ради выгоды или ущерба, пытаясь сколотить состояние в настоящей жизни, могут совершать и совершают на деле множество осознанных переходных деяний, допускают несправедливые поступки по отношению к другим людям. Следовательно, как мы говорили в главе XV первой части трактата и ещё скажем на этот счёт в главе VIII настоящей части, человеческий закон должен быть мерилом подобных деяний.

    § 8. Нам остаётся ещё уяснить значения слов судья и суждение, обозначающего деятельность судьи. Они относятся к числу слов, имеющих множество смыслов, что является препятствием для решения некоторых вопросов. (I). В одном из своих значений слово судья относится к любому человеку, который в силу некого умозрительного или практического потенциала что-то распознаёт или знает и выражает это своим суждением.

    Так, геометрик на основании своих знаний рассуждает о фигурах и их свойствах; врач судит о здоровье и о болезни; архитектор о способах конструирования домов, а благоразумный человек о том, что нужно делать и чего избегать. Таким образом, любой специалист или знаток считается судьёй, когда судит о вещах, которые созданы или познаны им. Именно в подобном значении Аристотель использовал эти термины в труде «Этика», книга I, глава 3, где он говорит: «Каждый хорошо рассуждает о вещах, которые он знает и в чём он знаток».

    (II). Во втором смысле слово судья означает человека, обладающего юридическими познаниями, которого по обыкновению называют адвокатом, хотя в некоторых странах, особенно вИталии, его именуют судьёй.

    (III). Кроме того, слово судья также обозначает правителя, а термин суждение - правительственный приговор, поскольку правитель имеет право согласно законам или обычаям судить о справедливости и полезности, выносить и приводить в исполнение свои приговоры принудительной силой. Такой смысл использован в «Книге Судей», являющейся частью Святого Канопа или Библии.

    Именно в этом смысле говорит и Аристотель о судье или правителе в главе 1 книги I труда «Риторика»: «Участник же народного собрания и судья судят о вещах настоящих и определённых». Размышляя о суждении правителя или судьи, он продолжает: «В них часто смешиваются любовь, ненависть или личных интерес таким образом, что они не могут в достаточной степени знать истину и руководствуются в своих суждениях тем, что нравится им или не нравится».

    Возможно, существуют другие значения слов, упомянутых выше; но мы полагаем, что самые употребляемые и необходимые в нашем исследовании уже затронуты.



    «Они прелюбодействуют и ходят во лжи, поддерживают руки злодеев, чтобы никто не обращался от
    своего нечестия; все они предо Мною - как Содом, и жители его - как Гоморра» (Иер.23:14)


    Глава III

    О канонических речах и некоторых других аргументах, по которым принудительное управление священников, а также высшее управление епископа Рима или папы представляются закономерными даже без передачи человеческого законодателя.

    § 1. Итак, разобравшись со смыслом имён существительных, вокруг которых будет вращаться главная часть нашего исследования, мы с большей уверенностью углубимся в нашу основную тему. Во-первых, мы будем ссылаться на авторитет Священного Писания, в результате чего кому-то может показаться, что епископ римский или папа относительно остальных священников в мире, а также правителей, сообществ и отдельных людей, в каком сане они бы ни находились, есть высший судья в третьем значении терминов судья и суд.

    § 2. Для начала процитируем отрывок из главы XVI «Евангелия от Матфея», где Иисус, обращаясь к святому Петру, говорит: И дам тебе ключи от Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.

    Именно этим отрывком некоторые епископы прикрывают присвоение уже упомянутой нами высшей юрисдикции. Под ключами, данными святому Петру Иисусом, они хотят трактовать полноту своей власти над родом человеческим, ибо Иисус имел полноту власти над всеми королями и правителями, и, дескать, доверил её святому Петру и его наследникам на папском троне в Риме как главным наместникам Христа во всём мире.

    § 3. Чтобы поддержать подобное предположение, второй отрывок берётся уже из главы XI «Евангелия от Матфея», где Христос говорит: Все предано Мне Отцом Моим; и ещё из главы XXVIII: Дана Мне всякая власть на небе и на земле. А поскольку, по словам святого Петра и его последователей, они были и являются наместниками Христа, то кажется, что полнота власти и юридическая власть над каждым человеком была вручена именно им.

    § 4. Третий отрывок для того же предположения берётся из главы VIII «Евангелия от Матфея» и из главы V «Евангелия от Марка», в которых сказано: И бесы просили Его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. Иисус тотчас позволил им. И нечистые духи, вышедши, вошли в свиней; и устремилось стадо с крутизны в море, а их было около двух тысяч; и потонули в море.

    Из этого отрывка, кажется, что Иисус распоряжался мирскими вещами, словно они принадлежали ему на правах собственности; ибо по-другому он бы согрешил, уничтожая стадо свиней. Однако было бы святотатством говорить, что Иисус, телесная оболочка которого вовсе не знала порчи, согрешил.

    А поскольку святой Пётр и его последователи - епископы римские - были и, как говорят некоторые из них, остаются главными наместниками Иисуса Христа на земле, они могут считать себя судьями в третьем значении этого слова по всем мирским делам, и они, как Иисус, имеют полноту власти и право собственности.

    § 5. То же самое показано в главе XXI «Евангелия от Матфея», в главе XI «Евангелия от Луки» и главе XIX «Евангелия от Марка». Эти тексты гласят следующее: Тогда Иисус послал своих двух учеников, сказав им: Пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею или ещё: молодого осла привязанного, на которого никто из людей не садился; отвяжите его и приведите. Из этих слов, рассуждая дедуктивно, можно заключить то же, что было выведено из предыдущих цитат.

    § 6. Более того, то же самое аргументируется главой XXII «Евангелия от Луки», в которой имеются такие слова: Вот здесь два меча, - отвечая Иисусу, сказали апостолы. И Он (Иисус) сказал им: довольно. Под этими словами, по интерпретации некоторых, нужно понимать существование двух правлений в настоящем мире: одно - церковное, или духовное, другое - мирское, или житейское.

    А поскольку Иисус, обращаясь к апостолам, заявил: довольно; дополните: тем самым Он хотел сказать, что один и другой мечи должны принадлежать власти апостолов, и особенно святого Петра, как самого важного среди них. Ибо, если бы Он не желал, чтобы мирской меч принадлежал им, Он бы им сказал: предостаточно.

    § 7. Кроме того, нужно, кажется, полагать, то же самое получается согласно главе XXXI «Евангелия от Иоанна», в которой Иисус, обращаясь к святому Петру, говорит: Паси агнцев Моих, паси овец Моих, паси овец Моих, повторяя три раза процитированные слова. В этих словах некоторые нашли такой смысл: святой Пётр и его последователи - епископы Рима, безусловно, должны стоять во главе всех верных агнцев Христа, христиан, и особенно во главе священников и диаконов.

    § 8. Таковым представляется ими и мнение святого апостола Павла в «Первом Послании к Коринфянам», где он говорит: Разве вы не знаете, что мы будем судить ангелов, не тем ли более дела житейские? Итак, суждения - в третьем значении этого слова, - вынесенные по житейским делам, видимо, принадлежат священникам, и главному из них - епископу римскому.

    Это апостол полагал также в «Первом Послании к Коринфянам», глава IX, где он говорит: Или мы не имеем власти есть и пить?; то же самое повторяется в главе III «Второго Послания к Фессалоникийцам». Из этих отрывков, кажется, ясно видно, что Бог дал им власть над всеми мирскими благами верующих и, как следствие, юрисдикцию над ними.

    § 9. Похоже, то же самое мы читаем в Первом Послании к Тимофею: Обвинение на пресвитера не иначе принимай, как при двух или трех свидетелях. Итак, мы видим, что епископ имеет юрисдикцию только над священниками - диаконами и другими служителями храма, поскольку именно ему надлежит заслушивать обвинения против них.

    Цитирование других аргументов, взятых из Ветхого Писания или Завета, мы опустим по причине, которую ещё укажем в главе IX этой части трактата. Таким образом, согласно Священному Писанию и приведенным его интерпретациям нам может показаться, что высшая власть принадлежит епископу римскому.

    § 10. Далее мы можем привести несколько почти политических доводов, которые, возможно, заставят некоторых поверить упомянутому заключению.


    «Горе городу нечистому и оскверненному, притеснителю! Не слушает голоса, не принимает
    наставления, на Господа не уповает, к Богу своему не приближается» (Соф.3:1-2)

    (I). Первый довод будет следующим: если человеческое тело подвластно душе, правитель тел подвластен правителю душ. Отсюда правитель тел, т. е. мирской судья должен подчиняться судье или правителю душ, и особенно главному из них - понтифику Римскому.

    §11. (II). Второй довод проистекает от той же основы: если мирские дела зависят от дел духовных, правитель дел мирских подчиняется правителю дел духовных. Общеизвестно, что мирские дела имеют меньшую значимость, чем дела духовные, и подчинены последним по сути. Таким образом, правитель житейских дел, или мирской судья, должен подчиняться правителю духовному, церковному судье.

    § 12. (III). Плюс ко всему известно, что цель находится в конце любого дела, закон вытекает из другого закона, а законодатель подчинён другому законодателю. Следовательно, в этом отношении один судья или правитель является судьёй или правителем другого. Тем более что цель духовного судьи - священника или епископа - закон, которым он и его законодатель руководствуются, всегда более возвышенна и совершенна, чем цель, закон и законодатель, руководящие мирским судьёй.

    Получается, духовный судья, т. е. любой епископ или священник, и особенно главный из них, являются более полномочными, чем любой мирской судья. Ибо цель, к которой направляет любой духовный судья, есть Вечная Жизнь; его закон - Божественный, а его непосредственный законодатель - Бог, не совершающий ни ошибки, ни вреда.

    И, наоборот, цель, к которой мирской судья старается направить людей, - лишь нормальная жизнь в этом мире; его закон - человеческий, а его непосредственный законодатель - один или несколько человек, совершающих ошибки и наносящих вред. Потому последние подчиняются первым, и ниже их по значимости. Равно мирской судья, даже самый высший, подчиняется духовному судье, т. е. высшему священнику.

    § 13. (IV). Кроме того, тот, чьё деяние более достойно уважения, безусловно, более почтенен. А деяние священника или епископа, как, например, освящение благословенного тела Христа, более достойно уважения из всех других, выполняемых человеком в настоящей жизни. Значит, любой священник обладает большим достоинством, чем любой несвященник.

    А поскольку более почтенный не должен подчиняться менее почтенному, даже, скорее, он должен находиться над ним, получается, что мирской судья не должен быть выше священника в части юрисдикции, наоборот, обязан подчиняться ему, и особенно главному среди духовных лиц - понтифику римскому.

    § 14. (V). То же самое может быть показано на примере отношения к правителю римлян, называемому императором являясь судьёй в третьем значении этого слова, он понтифик имеет право утверждать этого правителя и перемещать его по своей прихоти от нации к нации. Понтифик римский провозгласил себя правомочным на это, поскольку он передал принципат греков германцам, что заявлено им в главе VII буллы «De Jurejurando» («Ό присяге»), содержащейся в его «декреталиях». Нынешний, так называемый епископ Рима (Иоанн XXII) в одном из своих эдиктов заявил такое, обращаясь к Людовику, герцогу Баварскому, избранному королю римлян.

    § 15. (VI). И снова на ту же самую тему; кажется, существует помеха тому, чтобы наместник Христа - епископ Рима и другие епископы, последователи апостолов, были подчинены власти какого-нибудь мирского правителя; ибо мирской правитель может грешить против Божьго и человеческого законов, а потому, как мы говорили в главе XVIII первой части трактата, его необходимо поправлять.

    Однако как высший правитель из всех мирских он не имеет никого ни выше, ни равного себе. Согласно выдвинутому в главе XVII первой части тезису о множественности правлений, нам представляется, что принудительной юрисдикции лишён епископ римский, а не наоборот.

    Этими аргументами, как нам кажется, можно убедить любого, что епископы или священники подчинены принудительной власти, но лишь самого понтифика римского, которому принадлежит высшее правление над такими людьми в мире. Думается, мы достаточно это доказали как доводами из Священного Писания, так и некоторыми почти политическими и человеческими аргументами.

    О советах или примерах Иисуса, об основаниях евангельского Закона, о канонических текстах и предписаниях, одобренных святыми и учёными, посредством которых мы убедительно доказываем, что ни епископ римский, ни какой другой епископ не могут в силу слов Священного Писания присваивать себе принудительное правление и судебное производство, а также претендовать на высшую власть над любым церковником или мирянином.

    В случае если им такая власть будет предложена или доверена кем-либо, имеющим право это совершать, они по совету и примеру Христа должны от неё отказаться, особенно в сообществе верующих. И в любом случае епископы и те, кого мы сейчас называем церковниками без разбора, должны быть подвластны правлению и суду тех, кто управляет по праву человеческого и особенно Небесного законодателя.

    § 1. В противоположность сказанному выше сейчас мы хотим представить подлинные истины Священного Писания, недвусмысленно раскрывая согласно интерпретациям святых и учёных, одобренным христианской верой, их буквальный и скрытый смысл. По таким истинам ни епископ римский, называемый папой, ни какой другой епископ, а также ни священник или диакон не имеют и не должны иметь права вершить суд над любым священником или мирянином, в каком бы сане или положении он ни находился, а также над правителем или сообществом, вкладывая в понятие суд, третье значение этого термина, обозначенное в главе II этой части трактата.

    § 2. Но для более понятного развития этого тезиса нужно не скрывать в данном исследовании того, что мы не будем спрашивать, почему Иисус, являющийся настоящим Богом и человеком, имевший и имеющий в этом мире могущество и власть, насколько передоверил их святому Петру, другим апостолам и их последователям, епископам или священникам, ибо верующие во Христа не имеют сомнений по этому поводу.

    Мы хотим и должны исследовать лишь то, какую власть и могущество для применения в этом мире пожелал им епископам или священникам передать и передал на самом деле Иисус, что Он исключил или запретил им своим советом или заветом. Ведь мы полагаем, что они обладают только такой властью и таким могуществом, которые были дарованы Христом и засвидетельствованы словами, сказанными в Писании, и не больше.


    «В народе угнетают друг друга, грабят и притесняют бедного и нищего,
    и пришельца угнетают несправедливо» (Иез.22:29)

    Действительно, для всех верующих христиан факт, что Иисус как настоящий Бог и человек мог бы передать и не только апостолам, но кому угодно власть и принудительную юрисдикцию над всеми правлениями и правителями, над любыми отдельно взятыми людьми этого мира, причём власть самую большую, как, например, создавать живых существ, разрушать или восстанавливать небо и землю и всё, что на них находится, даже повелевать ангелами, является несомненным.

    Однако на деле Иисус никому этого не предоставлял или не решился предоставить. Потому Августин в своей X проповеди «Обращения Бога» комментирует слова Матфея следующим образом: «Учитесь от меня» означает не строить этот мир и не создавать все видимые и невидимые вещи, не создавать чудес на этом свете и не воскрешать мертвых, «потому что я скромный и смиренный по сердцу».

    § 3. Потому для предмета нашего исследования достаточно показать, и я сделаю это с самого начала, что Иисус явился в этот мир не для того, чтобы преобладать над людьми, и не для того, чтобы управлять в мирском плане, и не для того, чтобы судить их судом в третьем значении этого слова, а скорее всего, чтобы быть по статусу подчинённым в настоящей жизни.

    Более того, для этой цели он пожелал исключить подобный суд, отстранить как самого себя, так и апостолов с их последователями - епископами и священниками, от такого управления или любого вида господства в этом мире, т. е. от владения принудительной властью, допуская лишь воздействие словесное - советом или заветом.

    Я также покажу, что первые апостолы, настоящие последователи Христа, признавали то же самое и учили этому своих учеников. Кроме того, как Иисус, так и его апостолы опирались на свои ценности, желали быть, и в дальнейшем оказались подчинёнными принудительной юрисдикции мирских правителей; они учили и письменно предписали всем, кто исповедует истинный Закон, поступать таким же образом под угрозой вечного проклятия.


    1 ... 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 ... 40     





















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 305 | Рейтинг: 5.0/2