Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 12
    Таковы наши комментарии к отрывку из «Евангелия от Матфея», О другом отрывке из «Евангелия от Луки» Василий пишет: «Тем, кто обладает превосходством, надлежит оказывать телесные услуги, по примеру Христа, моющего ноги своим ученикам». Ибо Иисус говорит: Цари господствуют над народами. А вы (апостолы) не так. 

    Таким образом, Иисус - царь из царей, Владыка из Владык - не передавал им прелатам власти обладать ни принудительным судом правителей, ни принудительным могуществом над кем-либо. Он даже это им запретил, выражаясь достаточно ясно: «Что касается вас (апостолов), вы ими не являетесь».


    «Как источник извергает из себя воду, так он источает из себя зло: в нем слышно насилие и
    грабительство, пред лицем Моим всегда обиды и раны» (Иер.6:7)

    И, как следствие, мы должны придерживаться этого тезиса в отношении всех последователей апостолов - епископов и священников. Именно так святой Бернард в послании «Евгению на рассмотрение» «О размышлении», книга V, глава IV, комментируя вышеуказанную речь Христа, определил: «Цари народов ведут себя повелителями» и т. д. Но далее он пишет: «То, что имел Пётр, он отдал это - заботу о церквях, как я об этом сказал. Не пахнет ли здесь господством?

    Послушаем его: «Не будем вести себя как владыки священничества, а будем служить примером для паствы. Не смей верить в эти слова, высказанные больше в покорности, чем в истинном духе, ибо вот слово Господа в Евангелии: Цари господствуют над пародами, и владеющие ими благодетелями называются. И Он добавляет: Что касается вас, вы не так».

    Становится ясным: господство запрещено апостолам. Иди и узурпируй апостольство, если осмелишься, ты, правитель; а ты, апостольский, - мирское господство! Но остерегайся точно одного и другого! Если ты действительно хочешь и того и другого одновременно, ты потеряешь их оба. Только не верь, что ты станешь исключением из числа тех, кого Бог укоряет следующими словами: Они господствовали и нe через меня; они были правителями, и я их не признавал».

    Поэтому в силу процитированных евангельских истин и их интерпретаций святыми и другими доверенными учёными всем должно быть ясно, что Иисус, как на словах, так и на деле отказался от любого правления или господства, от любого принудительного суда или власти в этом мире и сделал это добровольно. И Он сам пожелал стать подданным мирским правителям и их принудительной юрисдикции.



    Глава V

    О канонических речах апостолов и изложениях святых и учёных, ясно доказывающих указанный тезис предыдущей главы

    § 1. Нам остаётся показать, и мы собираемся сделать это в ближайших параграфах, что такое же мнение содержится и в доктрине главных апостолов Христа, прежде всего Павла в его «Втором Послании к Тимофею», глава II, предупреждающего утверждённого священника или епископа не вмешиваться в дела житейские. Он Павел сказал так: Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтобы угодить военачальнику.

    Ниже глосса Амвросия: «Ибо никакой Божий воин в духовном не связывает себя делами мирскими, какими бы они ни были, поскольку Бог не может быть разделённым между двумя противоположными слугами, равно как никто не может служить двум господам». Амвросий говорит: «какими бы ни были эти дела», т. е., не допуская исключений.

    А поскольку самое мирское из всех дел - это управление или рассмотрение споров, ибо оно упорядочивает и регулирует все житейские дела, что мы показали в главе XV первой части трактата, апостол учит воинов Божьих, каковыми являются любой епископ или священник, управляющие делами духовными, избегать вмешательства в дела мирские.

    § 2. Да будет так, сказали мы, опираясь на мнение апостола и отрывок из главы VI «Первого Послания к Коринфянам», в котором есть следующие слова: А вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащих в церкви. Здесь апостол обращается ко всем верующим и к церкви в последнем смысле этого термина, т. е. в прямом. Эти слова апостола святые Амвросий и Августин объясняют так: «Если вы имеете житейские тяжбы в этом мире и т. д., берите себе в судьи тех, кто мало значит в церкви», т. е. каких-нибудь мудрецов, обладающих наименьшими заслугами (добавьте: вроде диаконов или учёных - евангелистов).

    И они дают убедительный довод, почему люди не должны брать в судьи священнослужителей: «На самом деле апостолы в своих странствиях не имели свободного времени, чтобы заниматься этим; они желали, чтобы мудрецы, люди верующие и святые, проживающие в этих местах, занимались подобными делами, а не те, кто, странствуя там, проповедовали Евангелие». Но глосса Григория Великого в его труде «Moralia» даёт другое объяснение и, помоему, соответствующее намерению апостола.

    На вопрос, почему на самом деле люди малозначащие, а не епископы или священники должны быть делегированы в мирские судебные инстанции, Григорий отвечает: «Потому что они уже рассматривали дела в этом мире и приобрели мудрость от таких дел (т. е. от мирских или житейских). Что касается тех, кто наделён духовным даром, то они не должны вмешиваться в земные дела с тем, чтобы они были достойными служить высшим ценностям, не будучи вынужденными решать низшие ценности».

    Таким образом, точка зрения апостола и святых, указанных нами, на апостольское запрещение священникам выполнять эту обязанность вполне очевидна. Бернард выражает свою точку зрения в послании «Евгению на рассмотрение» («О размышлении»), книга I, глава V, где он, обращаясь к папе римскому и другим епископам, говорит: «Только на преступлениях, а не на благах основывается ваша власть. Для последних, а не для первых вы получили ключи от небесного королевства; чтобы исключить недобросовестных, а не утвердить обладателей. Хотя вы знаете, - продолжает он, - что Сын Человеческий имеет власть вернуть грешников на землю».

    И чуть ниже он добавляет: «Какой сан и какая власть вам кажутся самыми большими - возвращать грешников или распределять блага? Такие дела низшие и земные - имеют своих судей, царей и правителей на земле. Почему вы ставите свой серп на чужой урожай?». Итак, в обязанности какого-либо епископа или священника не входит решение мирских или житейских судебных дел. Скорее всего, когда епископы или священники вмешиваются в такие дела, они покушаются на чужую область деятельности, т. е. исполняют чужую обязанность, или, как выразился Бернард, ставят свой серп на чужой урожай.


    «Ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые уклонились
    от веры и сами себя подвергли многим скорбям» (1Тим.6:10)

    Апостол желал, чтобы принудительным судом судили те, кто не посвятил себя служению Евангелию, а получившие знание извне, т. е. люди, наученные мирским делам. Поскольку ни один нарушитель не был исключён из юрисдикции такого суда, получается, что как священники, так и несвященники подчиняются принудительному суду правителей.

    § 3. Здесь нужно особо отметить, что апостол, как это видно из его приветствия верующему народу Коринфа, нашёл в церкви мало значащих людей, т. е., по интерпретации глоссы, недуховных лиц. Он не сказал: «Я утверждаю мало значащих людей и никаких других, чтобы судить имеющиеся у вас мирские дела». Он даже не оставил там кого-либо для ведения таких дел и не утвердил мирских судей. Он сделал бы подобное, или должен был сделать, коль это было предметом его деятельности или власти.

    Хотя так он и поступал в отношении священников и епископов, ведь он утверждал их в местах проживания верующих и повелевал или доверял им заботу назначать других, что мы видим по «Первому Посланию к Тимофею», глава III, и по «Посланию к Титу», глава I. Он говорит Титу: Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное (именно таким образом, что ты восстановишь справедливость над грешниками и увеличишь благо, как уточняет глосса) и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал.

    Но для того чтобы быть мирскими судьями, как доказано в главе XV первой части (трактата), они должны утверждаться выборами людей. «Утвердите», - обращаясь ко всем верующим, ибо именно им принадлежит такая власть, говорит апостол. Он не говорит епископу или священнику: «Утверди, как я сделал это в случае со священниками». Он не приказывал, чтобы мирские деяния рассматривались в судебном порядке епископами или священниками; более того, он им это запретил.

    Бернард говорит о процитированном выше отрывке так: «Послушайте, тем не менее, что апостол говорит про этих господ: «Таким образом, неужели нет среди вас мудрого, кто мог бы рассудить своих братьев?» И он продолжает: «Я говорю к вашему стыду. Ибо есть люди, ничего не значащие в церкви, вот и избирайте их судьями».

    По словам апостола, не тебе, последователю моему, этого удостаиваться; ты присваиваешь неблагородную обязанность, дело малозначащих людей. То же епископ (т. е. апостол) говорил, наставляя одного епископа: «Никакой воин (Божий) не должен связываться с делами житейскими».

    И Бернард добавляет: «Веришь ли ты, что всё время, когда мы живём, эти люди, ведущие процессы по наследованию участка и ссылающиеся на тебя в суде, пострадали бы, если бы ты им ответил словами Господа: «О люди, кто поставил Меня судьёй над вами? И на какой суд тебе не терпится прийти самому?» Что, спросил бы необразованный крестьянин, ты не признаёшь твой высокий ранг, ты не почитаешь почётный и возвышенный трон, ты отступаешь от заслуги апостолической?

    И всё же те, кто сказал бы иначе, не доказали бы. Я думаю, где, когда и какой из апостолов восседал как людской судья, будь он арбитром-смирителем, будь он распределителем земель? И, наконец, я зачитываю, что апостолы не ходят по земле, чтобы быть судьями, и что они не восседают как судьи. Это произойдёт, но пока ещё не было.

    Станет ли слуга унижен в своём достоинстве, если он не хочет превосходить своего учителя, или ученик, не желающий превосходить того, кто возложил на него своё призвание, или сын, не желающий преступать рамки, обрисованные ему его отцом? «Кто назначил меня судьёй», - спрашивает Тот, кто является Учителем и Господом; и почувствует ли себя недостойным слуга или ученик, не судя весь мир?»

    Итак, Бернард сказал, что недостойно для последователя апостолов узурпировать обязанности судьи. И он добавляет следующие слова: «Отныне, мне кажется, не является справедливым судьёй тот, кто упрекает апостолов или их последователей за то, что они не судят по мелочам, их, кому была доверена обязанность выполнения более высоких задач. Как им не пренебрегать судить о жалком имуществе людей, им, которые будут судить на Небесах ангелов?»

    § 4. Святой апостол также повелел, чтобы все люди без различия, будь-то епископ, священник или диакон, подчинялись принудительному приговору судьи или правителя и не противоречили ему; исключением являются случаи, когда они правители повелевают что-то, не соответствующее Закону Вечного Спасения.

    Недаром в «Послании к Римлянам», глава XIII, Он Христос говорит: Всякая душа да будет покорна властям высшим; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти?

    Делай добро и получишь похвалу от нее; Ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите; ибо они Божий служители, сим самым постоянно занятые. Итак, отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь.

    Я хотел бы ещё процитировать из глоссы мнения святых и католических учёных об этих замечательных словах апостола; ибо, словами апостола и авторов глоссы истина нашего тезиса демонстрируется так доступно, что никто, изучающий эти отрывки и находящийся в здравомыслии, не должен более сомневаться.

    Итак, апостол говорит: Всякая душа да будет и т. д., не делая никакого исключения. На этот счёт сначала высказался святой Августин, а затем Амвросий, заявивший следующее: «И здесь он взывает к покорности. Ибо некоторым казалось, что плохие учителя и неверующие вовсе не должны господствовать над верующими; а если учителя являются правильными и верующими, они должны быть равными с правильными верующими. Но именно это превосходство апостол исключил из духовной части, т. е. из души, обозначая таким выражением человека в целом.


    «Ибо руки ваши осквернены кровью и персты ваши - беззаконием; уста ваши говорят ложь, язык ваш произносит
    неправду. Никто не возвышает голоса за правду, и никто не вступается за истину» (Ис.59:3-4)

    А что такое любая душа или даже любой человек? Он как будто хотел сказать: «Всё то, о чём я говорил раньше; ведь вы находитесь в теле Христа; потому любая душа всегда подчинена, а значит, и любой человек подчинён». Я обозначаю это термином душа, поскольку вы подчиняетесь не только телу, но и воле. Да будет любая душа подчинена, дабы любой человек также был подчинён воле мирской власти, хорошей или плохой, т. е. царям, правителям, трибунам и любым другим лицам такого рода».

    Посмотрите, что понимает апостол под высшими властями - это мирские власти. А глосса добавляет: «Ибо тот, кто выше тебя, - справедлив, он - твой приёмный отец; но если он плохой, он твой соблазнитель. Отдавайся с охотой воспитанию и остерегайся соблазна. Так будь же золотом и рассматривай этот мир как ювелирную мастерскую.

    Да будет всякая душа подчинена властям высшим, поскольку они для этого существуют». Он апостол также прав, когда подчёркивает: властям высшим, потому что они самые высшие в этом мире. Но такое выражение, тем не менее, предполагает, что они власти тоже должны подчиняться определенным образом; потому что любая власть происходит от Бога.

    А то, что происходит от Бога, - дано Богом, т. е., если кто-то имеет власть, это установлено волею Божьей. Следовательно, тот, кто сопротивляется власти, сопротивляется повелению Бога. Именно это хотел сказать Павел. Ни один человек, будь он плохой или хороший, не имеет права на власть, если она не была дана ему Богом.

    Отсюда слова Господа Пилату: Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше. Именно это повторяет Бернард в своём «Послании архиепископу Разумному»: «Никто не имел более мирской обязанности, чем Пилат, пред которым Господь предстал в суде. «Ты не имел бы вовсе власти надо мной, - говорит Господь, - если бы оно тебе не было дано свыше».

    Он говорил уже для него и испытывал на нём то, что впоследствии провозгласил в церквях через апостолов: «Не существует власти, не происходящей от Бога, и, если кто-нибудь сопротивляется власти, сопротивляется повелению Бога». И чуть ниже Бернард добавляет: «Ибо Иисус засвидетельствовал, что власть римского правителя над ним также была дана Ему свыше».

    А глосса продолжает: «То, что было приказано Богом, установлено Им по здравомыслию. Поэтому тот, кто силой или хитростью сопротивляется власти, т. е. человеку, имеющему власть над делами и вещами, происходящими от власти, как-то: уплате подати и тому подобному, сопротивляется повелению Божьему в лице человека, обладающего властью, данной от Бога.

    Касательно правильной власти, очевидно, что Бог установил её здраво; но, касательно плохой, можно видеть, что, поскольку при ней хорошие не очищаются, а злобные не наказываются, она сама по себе постепенно движется к разрушению. И запомните, что под именем власть понимается либо та, которая была дана от Бога, либо та, которой обладает человек, что внимательный читатель может различать. Но тот, хотим сказать мы, кто сопротивляется власти, сопротивляется повелению Бога.

    И это серьёзно, ибо сопротивляющийся навлекает на себя осуждение. Потому никто (т. е. ни один индивид) не должен противостоять ей, а наоборот, обязан подчиняться. Однако, если власть повелевает тебе совершать то, что ты не должен делать, в таком случае пренебрегай ею со здравомыслием, из-за боязни более высшей власти. Рассматривай разные степени людских деяний.

    Если попечитель приказывает что-либо, должен ли ты делать это, если он приказал это, игнорируя проконсула? Кроме того, если проконсул повелел что-то, а император повелел другое, должен ли ты сомневаться, что ты обязан подчиняться императору и пренебрегать первым (проконсулом)? Следовательно, если император повелевает одно, а Бог другое, нужно подчиняться Богу, пренебрегая первым. Однако Августин не сказал: «Если император повелевает одно, а папа другое, ты должен слушать последнего».

    Хотя он должен был такое сказать, если папа был бы высшей юридической инстанцией. Кроме того, Августин не сказал, что, если император повелевает что-то исполнять против Закона Вечного Спасения, который является непосредственным предписанием Бога, в данном случае императору не следует подчиняться.

    В таком случае папа, предписывающий что-то по этому закону, а именно по Закону Божьему (хотя в этом мире он не может и не должен заставлять действовать по этому закону), скорее всего, тоже должен подчиняться императору, предписывающему совершенно противоположное Закону Божьему. Но если папа предписывает иное в своих «декреталиях», мы, ни в коем случае не должны им подчиняться, пренебрегая предписанием императора или его законом. Что достаточно очевидно, и мы это ещё более подробно установим в главе IX этой части трактата.

    Глосса продолжает: «Надо сказать, что в таких случаях никто не навлекает на себя осуждение, ибо правители, хорошие они или плохие, не должны бояться ответственности за свои справедливые поступки, поскольку именно они внушают страх тем, кто поступает плохо, а не тем, кто поступает правильно. Если на деле правитель справедлив, он не накажет того, кто поступает правильно, ибо он его любит. И, наоборот, если правитель плохой, он не помешает правильному человеку, тот его очищает.

    Напротив, плохой должен бояться, ибо правители были установлены для наказания зла. Под правителями апостол подразумевает людей, утверждённых для регулирования жизни и запрета, вредоносных вещей; все они находятся перед лицом Господа и подчинены ему одному. И когда спрашивает: «Желаешь ли?», он будто хочет сказать, что правители не должны бояться, подобно людям, что делают плохо. Ты не желаешь бояться власти, какой бы она ни была - справедливой или плохой?

    Верши дела правильно, и тебе нечего будет бояться; наоборот, ты заслужишь похвал, даже если она (власть) несправедливая, ибо тогда тебе представится случай получения более высокой почести. Если, тем не менее, власть справедливая, «ты заслужишь похвал», ибо власть также сама тебя похвалит. Если, однако, эта власть несправедливая, всё равно «ты заслужишь похвал», хотя она совсем тебя не похвалит; но, так как тебе предоставляется случай её восхваления, ты действительно получишь похвалы.

    «Ибо она является для тебя Божьим служителем во благо», т. е. она вершит благо для тебя, будь она справедливой или нет, потому что правитель обладает властью, и она была дана ему от Бога ради твоего блага, для твоего предостережения. Ведь правители, и это ясно, даны Богом, как направляющие, чтобы мы не предпочитали зло добру. 


    «Ложь говорит каждый своему ближнему; уста льстивы, говорят от сердца притворного.
    Истребит Господь все уста льстивые, язык велеречивый» (Пс.11:3-4)

    «Если, однако» означает: творящий добро не должен бояться. «Наоборот, если ты вершишь зло, бойся»; и на самом деле, нужно бояться, потому что он правитель обладает мечом, т. е. юридической властью, и не безосновательно, а чтобы наказывать творящих зло. И Павел это доказывает, добавляя: «Ибо он служитель Божий», т.е. что он карает вместо Бога. Правитель, скажу я, есть «каратель от гнева Божьего», предназначенный показать то, какой будет кара Божья, потому что более тяжёлое наказание налагается на тех, кто продолжает творить зло. 

    Я говорю, что он каратель, и это «ему» дано для осуждения и наказания «того, кто творит зло», потому что он является служителем Божьим. «Поэтому вы должны подчиняться», так сказать, по любой необходимости, т. е. по необходимому повелению, а «не только во избежание кары" правителя или Бога, прежде всего, по причине осознания, чтобы ваш дух был чистым и любящим того, кого Бог поставил правителем (т. е. того, кто господствует по божественному повелению).

    Ибо, хотя все верующие едины во Христе, или в веровании в Него, независимо от того, являются ли они евреями или греками, владельцами или рабами, тем не менее, существует различие в отношениях людей между ними, и апостолы предписывают, чтобы такой порядок был сохранён на протяжении этой жизни. Действительно, имеются некоторые вещи, рассматриваемые нами в единстве веры без какого-либо различия, и другие, рассматриваемые нами равнозначно в порядке этой жизни на всем её протяжении из-за боязни, что имя Бога и его учение будут оскорблены.

    «Поэтому на самом деле»... именно здесь доказательство вашего подчинения, т. е. причина, по которой вы должны подчиняться, чтобы показать ваше подданство. «Воспримите подать» - это то, что является знаком подданства. Апостол не сказал: «Платите подать», а «воспримите подать»; словно примите долг, потому что правители дают его вам, предлагая взамен защиту, когда они сражаются за отчизну и когда восстанавливают справедливость.

    «Итак, воспримите подать», скажу я вам, «служа» этим самым Богу. Вы тоже служите Богу, ибо они служители Божьи, утверждённые для этой цели: чтобы справедливые были вознаграждены, а творящие зло наказаны. Или же ещё: вы должны им платить подать, «ибо они служители Божьи», они служат вам, защищая родину, «в этом самом», т. е. для этой цели, а именно из - за подати они служат вам, защищая родину, и потому что они служители Божьи».

    § 5. Потому, по словам апостола и высказываниям святых, процитированным нами, тот, кто не желает богохульствовать пред именем Бога и его учением, считая власть несправедливой и проповедуя против общественных законов, как говорит об этом глосса Августина и «Первое Послание к Тимофею», глава VI, не должен ни в коем случае сомневаться, что все люди, в каком положении или сане они ни находились, обязаны подчиняться своим имуществом и сами лично юрисдикции мирских правителей, должны слушаться их в любом деле, не запрещённом Законом Вечного Спасения, особенно которое не идёт вразрез человеческим законам и почитаемым, общепринятым обычаям.

    О таких делах апостол ясно сказал: Всякая душа да будет покорна и т. д., и не по причине того, что они правители носят мечи. По мнению святых, то, что он написал, касается как защиты родины, так и подати, выплачиваемой правителям. Но апостол никогда не говорил всего этого про епископа или священника. Повелителями принудительной юрисдикции, которым мы должны подчиняться, являются те, кто обязан защищать родину военной силой, что никоим образом не подобает епископу или священнику.

    Поэтому святой Амвросий в своём послании к Валентиниану, озаглавленном «К народу», пишет следующее: «Я могу страдать, плакать, стонать от оружия и солдат, и мои слёзы будут моим оружием; таковы на деле способы защиты священников; но я не должен и не могу оказывать сопротивление по-другому». Кроме того, такие повелители, которым мы должны подчиняться подобным образом, как гласит глосса о правителях, могут быть даже неверными; но таковыми не должны и не могут быть епископы.

    Понятно, что апостол говорил не про епископов и священников, а скорее всего про царей и правителей, что подтверждает Августин. И апостол не исключал никого из этого подчинения, когда он говорил: Всякая душа и т. д. Потому те, кто сопротивляется властям, а также неверующие и творящие зло, навлекают на себя вечное осуждение, и ещё, более того, кару Бога Всемогущего и его апостолов Петра и Павла. Это касается и тех, кто пренебрегает учением Божьим и апостольским, кто возмущается царями и правителями, особенно правителем римским.

    Ибо те правители - служители Божьи, как говорит апостол Павел; он не сказал: они служители наши или другого апостола, поэтому они подчиняются принудительной юрисдикции какого-либо епископа или священника; а скорее, наоборот. Это очень хорошо показано в глоссе Августина словами «И если Господь повелевает одно, а император другое» и т. д. Он не называет ни одного епископа, архиепископа и патриарха как обладателей такой юрисдикции.

    Однако именно они и должны были это сделать и свершили бы, если бы Иисус, царь из царей, владыка из владык, присвоил себе власть над императором. Их «декреталии» есть не что иное, как повеления олигархов, которым ни в чём не должны подчиняться верующие как таковые. Мы показали это в главе XII первой части трактата, но далее покажем ещё более конкретно.

    § 6. Тем не менее мы этим не хотим сказать, что не обязаны учёному или отцу церкви уважением или повиновением за то, что они предписывают соблюдать и учат совершать поступки по евангельскому Закону, либо что не признаём их и идём наперекор их поучениям. Это вполне очевидно из главы XXIII «Евангелия от Матфея» и глоссы Иеронима относительно этого отрывка.

    Однако учёный или отец церкви не должен и не может принуждать какого-либо карой или лишением имущества соблюдать эти заповеди. Мы, действительно, не находим, что власть принуждения или применения осуждения кого-либо в этом мире были дана ему согласно Священному Писанию. Более того, она недопустима по евангельским заветам, что вполне доказано в предыдущей главе.

    Такая власть в этом мире даётся законом или человеческим законодателем; и если она используется епископом или священником в целях принуждения людей ко всему тому, что предписано Законом Божьим, то это является делом бесполезным. Ибо принуждение никогда не принесёт никакой выгоды делу Вечного Спасения. Таковым было мнение апостола Павел в его «Втором Послании к Коринфянам», глава I, где он говорит:


    «Повсюду ходят нечестивые, когда ничтожные из сынов человеческих возвысились» (Пс.11:9)

    «Бога призываю во свидетели на душу мою, что, щадя вас, я доселе не приходил в Коринф. Не потому, будто мы берем власть над верою вашею; но мы способствуем радости вашей: ибо верою вы тверды». Ниже Амвросий в глоссе: «Бога призываю во свидетели»... не только против тела моего, но «на», т. е. «против души моей», если я лгу, говоря «я доселе не приходил в Коринф», т. е. после того, как я был отделён от вас.

    И я совершил это, «щадя вас», т. е. чтобы не очень опечалить людей жесткостью наказания, от которого я избавил вас и не из-за опасения, что вы восстанете. Он хочет успокоить их тем, что игнорирует мирские соображения, не исполняя того, что поставил в качестве цели.

    На самом деле духовный человек не исполняет того, что он поставил себе целью, ибо, замышляя что- то более благоприятное, чем спасение. И, чтобы не удостаивать их тем, что им кажется осуждением, потому что, сказав: «щадя вас, я доселе не приходил», он добавляет: «я не говорю: «щадя вас, чтобы господствовать над вашей верой»; т. е. не хочет их веру подвергать господству и принуждению, её, которая поддаётся по воле, а не по необходимости.

    Но я говорю так, «потому что мы опираемся», и если вы хотите поспособствовать «вашей радости» вечной или радости воссоздания, потому что радуются те, кто заново рождается. Я сказал «над верою вашей», ибо «в вере», кто действует через высшую любовь, живёт и не в господстве». Такая же интерпретация слов апостола встречается и у святого Иоанна Златоуста в его «Диалогах», озаглавленных также «О священническом достоинстве» («О священстве»), книга II, глава 3.

    Процитировав слова апостола, «не потому, что будто мы берём власть над верою вашею; ибо верою мы тверды» и т. д., он пишет: «Те, кто являются судьями во властном правосудии (т. е. мирские судьи), вынося решение над творящими зло, демонстрируют большую власть над ними и пресекают развращённость их предыдущих нравов. Наоборот, в церкви им надлежит обращать их к лучшему не принуждением, ибо законы не дали нам власти такой; мы мешаем людям грешить лишь нашими нравоучениями».


    1 ... 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 ... 40     





















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 325 | Рейтинг: 5.0/2