Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 14
    § 9. Отталкиваясь от слов этих авторитетных авторов - мэтра и Ричарда, названных святыми, становится ясным, что вина и задолженность вечного проклятия прощаются истинно раскаивающемуся грешнику только одним Богом, без предварительного или последующего участия священника, как это происходило ранее, т. е. во времена раннего христианства. Я также хочу представить этому неопровержимое доказательство, ссылаясь на Писание, слова святых и учёных. 

    Бог не может не знать, кому должен быть прощён грех, а кому нет, ведь только Он один не может быть движим дурными намерениями и не может судить кого-либо несправедливо. Совсем наоборот обстоит дело относительно церкви или священника, каким бы он ни был, даже если это епископ римский. Так как любой из них может иногда ошибаться, или быть склонным к дурным намерениям, а порой оба таких случая наблюдаются одновременно.


    «Отвергли закон Господень и постановлений Его не сохранили, и идолы их,
    вслед которых ходили отцы их, совратили их с пути» (Ам.2:4)

    Поэтому, если по причине невежества священника, его злому умыслу или по обеим причинам одновременно искренне кающемуся не был отпущен грех, если вина или задолженность вечного проклятия тяготеют над ним, даже когда он решился на тайную исповедь или же совершил её на самом деле, тогда евангельский завет Христа и обет веры, которым Он дал обещание добрым вознаграждение вечным восхвалением, а злым, наоборот, наказание геенной, часто теряют силу.

    Или, предположим, что грешник был исповедан в своих грехах нелегальным и обманным образом либо он получил прощение от священника по невежественности, озлобленности последнего, или обе причины действовали одновременно. Кроме того, предположим, что некто другой вместо грешника был исповедан священником в соответствующей и надлежащей форме, либо священник отказался по незнанию или озлобленности от исповедования грешника; или оба таких случая произошли одновременно.

    Тогда спрашивается, свершились ли в таких случаях прощение грешника и отпущение ему грехов; были ли грехи первого, исповедовавшегося обманным путём, прощены ему, а грехи второго, кающегося искренне, напротив, не отпущены? На эти вопросы мы должны дать твёрдый и, несомненно, отрицательный ответ.

    Ибо Христом о словах из главы XX «Евангелия от Иоанна»: Примите Духа Святого! Кому простите грехи и т. д. говорит следующее: «На самом деле священник, ангел или архангел могут совершить только то, что им дано Богом. Но священник даёт своё прощение и благословляет; это неправильно, потому что те, кто приходит к вере, будут обижены в отношении символов веры нашего Спасения озлобленностью другого.

    Иероним об отрывке из главы XVI Евангелия от Матфея: И я дам тебе ключи Царства Небесного... тоже повторяет: «Некоторые, не вникая в смысл этих слов, с какой-то высокомерностью подражают фаризийцам: осуждая тех, кто хочет стать безгрешным или, отпуская грехи тем, кто может быть виновным; в то же время с точки зрения Бога рассматривается не сентенция священника, а жизнь осуждённого».

    К этому мэтр в различии 18, глава 6, добавляет замечательную фразу: «Итак, здесь ясно показано, что Бог не всегда следует суждению церкви, которая иногда судит со злым умыслом или невежественно». Говоря о суждении церкви, он имеет в виду священников, которые являются её частью. В главе 8 он также пишет: «Ибо, иногда тот, кто изгнан (т. е. рассматриваемый священником как не относящийся к церкви), относится к ней; а тот, кто вне церкви (на самом деле), кажется, удерживается в ней», а именно ложными суждениями священников.

    § 10. Резюмируя такие мнения о власти священнических ключей, которые мы процитировали и обобщили выше, опираясь на слова святых и авторов Писания, мэтр в книге IV, различие 18, глава 8, пишет следующее: «Уже было показано, как священники отпускают грехи или запоминают их. И, тем не менее, Бог оставляет за собой особую власть отпускать или запоминать грехи, ибо только он один прощает долг вечных мук и очищает душу».

    То же он говорит в 9-й и последней главе того же различия: «Итак, это несходство, пребывающее в душе как последствие греха и отдалённости от Бога, понимается позором души, смываемым раскаянием. Однако только один Бог свершает это, только он один оживляет и озаряет душу; такого священники не могут свершать, хотя они и являются докторами душ».

    § 11. Но существует и другое основание определять и прощать, когда необходим священник, а именно при отлучении грешника от церкви. Это случается, как говорит мэтр в своей книге IV, различие 18, глава 7: «Если кто-нибудь в силу канонической дисциплины был три раза призван исправить явное нарушение, и не соизволяет это исполнять.

    Тогда он отстраняется по приговору церкви от места совершения молитвы и от причастия таинств, т. е. от сообщества верующих, чтобы он осознал свой грех, и, таким образом, ему стало стыдно за своё преступление, чтобы он раскаялся ради спасения своей души. Если, раскаиваясь, он подчинится дисциплине, то допускается к причастию, в котором ему было отказано, и возвращается в лоно церкви.

    Такова анафема, созданная церковью: она налагает это наказание на тех, кто заслуживает быть ей предан, потому что им вскоре будет отказано в Божьей милости и его защите, и они будут предоставлены сами себе, чтобы углубиться в гниение греха; диавол при этом получает большую власть свершения над ними насилия. И полагают также, что они не спасутся даже при помощи священников церкви, через их прощение и одобрение заслуг лиц, преданных анафеме.

    § 12. Касательно вопроса, о котором мы говорили выше, кому принадлежит власть отлучения от церкви, мы должны понаблюдать и осмыслить последствия изгнания, которым обвиняемый удостаивается наказания в будущей жизни посредством такого приговора. Более определённо мы поговорим об этом в главе IX этой части трактата; здесь же скажем, что на него отлученного от церкви ещё налагают значительное наказание в настоящей жизни, чтобы, таким образом, он был публично опозорен и изгнан из круга других людей. Тем самым он лишается и всех преимуществ жизни в гражданском обществе.

    И хотя объявление первого наказания, равно как наложение его на того, кто не заслужил быть наказанным таким образом, ничем не наносит вреда для будущей жизни, ибо Бог не всегда согласен с решением церкви (т. е. священников), особенно когда они судят несправедливо кого-либо, как было достаточно показано нами ранее. Тем не менее, человек, несправедливо осуждённый священником, будет очень жестоко обижен в настоящей жизни, поскольку он опозорен и лишён гражданского общества.

    Нужно отметить, что по этой причине, хотя речь или действие священника и требуется для провозглашения такого приговора, тем не менее, священнику или любому из его собратьев не принадлежит право выносить такие принудительные приговоры в одиночку или давать указание относительно того, кто должен быть изгнан или прощён.

    Утверждать такого судью, в функции которого входит разбирать дело, судить виновного, прощать его или приговаривать к публичному позору и изгнанию из сообщества верующих, надлежит всей массе верующих или их главному консилиуму в лоне того общества, в котором кто-либо должен быть осуждён таким судом.


    «Горе городу кровей! весь он полон обмана и убийства; не прекращается в нем грабительство» (Наум.3:1)

    Однако расследование рассматриваемого преступления, если по нему кто-то согласно установленным законам и обычаям заслуживает или не заслуживает изгнания, должно быть проведено таким судьёй с помощью коллегии священников или определённой группы самых опытных из них.

    Эти священники должны судить согласно первому значению термина суд лишь за совершение преступлений, за которые по евангельскому Закону кто-либо должен быть изгнан из общества верующих в целях нераспространения такого настроя среди других верующих, подобно лекарю или коллегии лекарей, которые судят приговором, понимаемым под первым значением этого термина, от телесной болезни, за которую некто, например больной проказой, должен быть изгнан из общества в силу боязни заражения других людей.

    И, кроме того, преступление должно быть таковым, чтобы можно было доказать с помощью свидетельства, что оно действительно совершено. Поскольку лекарю или коллегии лекарей не принадлежит право утверждать судебное решение или судью, обладающего принудительной властью изгонять больных проказой, что является прерогативой массы граждан или их преобладающей части, как было показано в главе XV первой части трактата.

    Точно так же в сообществе верующих ни одному священнику не принадлежит право утверждать приговор или судью, обладающего принудительной властью изгонять таких людей из сообщества из-за болезни души, каковая обусловила общеизвестное преступление. Такой приговор может исходить от совета священников, ибо они обязаны знать Божий Закон, определяющий преступления, за которые преступнику запрещено входить в сообщество верующих, не совершавших такие преступления: Ибо уста священника должны хранить ведение, и закона ищут от уст его, - так гласит глава II «Книги пророка Малахии».

    При этом судьба того, кто обвиняется в преступлении, действительно совершённом им, не должна решаться только одним епископом или священником, а всеми верующими сообщества, или же, как мы говорили, судьёй, утверждённым сообществом для этих целей, будь он священником или несвященником, и исключительно на основе приведённых доказательств. Если обвиняемый узнан свидетелями, и преступление было таковым, что оно должно наказываться изгнанием, то это единственный вопрос, который должен быть установлен приговором коллегии священников или её самой сведущей частью.

    Тогда приговор изгнания данного преступника должен быть произнесён уже упомянутым нами судьёй, т. е. избранным для этой цели местным сообществом верующих. И такой приговор должен быть приведен в исполнение по приказу судьи или объявлен священником, поскольку он касается также потусторонней жизни обвиняемого.

    § 13. Правило, которое, как нам кажется, лежит в основе этого наказания, является истиной согласно главе XVIII Евангелия от Матфея, где Иисус говорит: Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если dice не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе как язычник и мытарь.

    Итак, Иисус говорит: Скажи церкви; но Он не сказал: «Скажи это какому - нибудь епископу или священнику, или одному из их коллег». И здесь под церковью Иисус понимает массу верующих или судью, утверждённого ею для этой цели, т. е. так, как понимали этот термин апостолы в раннехристианские времена, что достаточно было показано в главе II второй части трактата.

    А то, что Иисус понимал под церковью всю массу правоверных или верующих и что именно этой массе принадлежит право утверждать такого судью или выносить приговор осужденному или преступнику, я доказываю при помощи «Первого Послания к Коринфянам», где, следуя за Христом и объясняя значение его слов, апостол Павел ясно представил причину, порядок и способ вынесения этого приговора преступнику, который был в интимных отношениях с женой своего отца, говоря:

    А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане... Ниже в глоссе даётся мнение Августина: «Я рассудил таким образом, что вы, собранные в одно единое, получившие помощь повелением и могуществом Христа, который будет действовать совместно с вами, без разногласий отдадите сатане такого человеκa».

    Итак, вот кто, кем и почему по смыслу учения апостола должен быть отлучён от церкви; необходимо также отметить, что такое предписание может быть значительнее, чем совет или завет по Закону Божьему, ибо, даже если люди смирятся с пребыванием среди них такого преступника, они не сумеют уберечься от каких-либо скандалов и опасности его воздействия на других и исполнить достойно свои деяния.

    Кроме того, предположим, что это завет в прямом смысле, и принят согласно Закону Божьему; однако он не указывает, что приговор должен выноситься только священником или епископом. Потому, когда апостол говорит: «А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил» и т. д., это нужно понимать как суд в первом значении этого термина, но не в третьем, ибо он добавляет: «в собрании вашем... и моим духом».

    Таким образом, он установил людям порядок, опираясь на который, по данному поводу среди них не может случиться разногласий, поскольку такой приговор, особенно когда речь идёт о приговоре принудительном, должен выноситься лишь при их объединении в одно целое. Потому Августин говорит: «Чтобы вы были объединены в одно целое, без разногласий», т. е. этот приговор должен быть вынесен с общего согласия всей общины верующих или судьёй, утверждённым в этих целях их общим согласием, что по сути дела одно и то же.

    По этой причине апостол не завещал ни одному священнику права вершить такое и не велел ему иметь обязанность делать подобное самостоятельно, хотя именно в это время он отправил епископа Тимофея к народу, что видно из главы IV «Послания». Апостол, несомненно, велел бы такое, если бы он полагал, что вынесение приговора принадлежит только власти священника, как он сделал в другом случае. Этот момент мы показали в предыдущей главе с помощью «Первого Послания к Тимофею», глава III, и «Послания к Титу», глава I.


    «За то, что вы ложью опечаливаете сердце праведника, которое Я не хотел опечаливать» (Иез.13:22)

    Однако высказанное выше мнение, поддерживаемое нами, может быть по-настоящему подтверждено лишь при соответствии его Писанию. Как мы уже сказали, на самом деле такой приговор воспринимается с меньшей уверенностью и с большим подозрением, если он вынесен только священником или коллегией священников, воля которых может быть искажена любовью, ненавистью или собственным интересом. Их приговор не может являться приговором всей массы верующих, на которою всегда приходится ссылаться.

    И тем не менее, как мы говорили, такой приговор должен оглашаться священником, но так, чтобы в нём была ссылка на Божественную добродетель, чтобы подвергнуть преступника наказанию, наложение которого не зависит от власти человека. Таковым является только мука демона. А также потому, что преступник подобным наказанием осуждён для потусторонней жизни и лишён благосклонности церкви; поскольку Бог так решил, помогая совершить это священнику.

    Кроме того, если бы епископу или священнику, или коллегии духовных лиц принадлежало право отлучать кого-либо от церкви без согласия всей массы верующих, вследствие этого у священников появилась бы возможность лишать владения всеми королевствами или принципатами царей и правителей. На самом деле, когда правитель отлучён от церкви, то и весь подданный ему народ, если он желает остаться под властью отлученного правителя, тоже отлучается от церкви.

    Совершенно обратное хотел выразить апостол язычников Павел в прокомментированных выше строках главы XIII «Послания к Римлянам» и главы VI «Послания к Тимофею», равно как и Августин в своей глоссе, в которой он высказался по этому поводу. Это было продемонстрировано нами в § 7 и 8 главы V этой части трактата. Что касается возражений, которые, возможно, могли быть противопоставлены этому заключению, то они легко опровергаются тем, что будет сказано в главах IX, X, XVI и XVII настоящей части.

    § 14. Однако существует некая культовая власть, через которую происходит превращение хлеба и вина в освящённое тело Христа при обряде священника, после того как он произнёс определённые слова. Такая власть - это признак души; потому власть ключей и обладает полномочием даровать таинство святого причастия. Некоторые богословы говорят, что оно происходит по такому же признаку, что и таинство ключей, о котором мы говорили ранее.

    Другие, наоборот, говорят, что они происходят по разным признакам, которыми наделил апостолов Иисус в другой момент и другими словами. Например, теми, которые он произнёс в «Евангелии от Матфея», глава XXVI, «Евангелии от Луки», глава XXII, и «Евангелии от Марка», глава XIV, говоря им:

    Сие есть Тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. «Сделайте это», значит: имейте власть свершить это. Но какова бы ни была истина этого различия, маловажного для настоящего рассуждения, на деле отныне мы полагаем ею для нашего исследования и мы достаточно запомнили то, что может быть доказано Священным Писанием касательно власти и могущества, дарованного Христом священникам и епископам.



    Глава VII

    Резюме тезисов предыдущей главы, их разъяснение и подтверждение

    § 1. Повторяя уже высказанное утверждение относительно могущества и власти священнических ключей, которые Иисус доверил апостолам, мы отметим, что в душе искренне раскаивающегося, т. е. испытывающего за содеянный грех боль грешника, все изменения, а именно просветление духа, очищение от грязи греха и вины за него, утрата страха перед наказанием вечным проклятием, обычно творятся без помощи священника, деянием одного только Бога.

    Иное дело, когда Бог сотво-ряет это в грешнике с помощью священника, как будто показывая церкви, кто должен рассматриваться ею как прощённый, а кто как не прощённый в своих грехах в этом мире, кто должен быть прощён в одном, но не прощён в другом; т. е. кому Бог запомнил грехи, а кому отпустил их. Кроме того, другое дело, когда Бог творит в душе грешника посредством службы священника, а именно: заменяет задолженное грешником очищающее наказание в потусторонней жизни мирским исправлением в этом мире.

    Тогда, действительно, священник освобождает от наказания полностью или частично, согласно свершённому исправлению и состоянию кающегося; он исполняет это в силу могущества ключей и по своему здравому рассуждению. Таким же образом священниками ещё исключаются из религиозной общины грешники и лишаются благодати таинств упрямцы, но допускаются к ним люди раскаивающиеся, о чём мы говорили в конце предыдущей главы.

    § 2. Таким же было суждение мэтра Петра Ломбардского в его книге IV, различие 18, где он говорит: «Согласно полномочиям отпускать и не отпускать грехи в каком-то смысле эти слова истинны: всё, что будет отпущено на земле, будет отпущено и на Небесах; а то, что не будет отпущено на земле, также не будет отпущено на Небесах. Ибо, иногда они (священники) прощают людей, которые вовсе не приближены к Богу, и даже допускают их к таинствам, в то время, как не допускают к этому достойных и даже налагают на них незаслуженное наказание.

    Всё это нужно как-то объяснять тем, чьи деяния требуют, чтобы они были прощены, или, наоборот, не прощены. Итак, те, которых они, применяя власть ключей, прощают или не прощают по заслугам согрешивших в нынешней жизни, одновременно прощаются или не прощаются на Небесах, т. е. Богом, ибо Божественный приговор опровергает или подтверждает приговор священника, вынесенный таким образом». Затем мэтр, как бы резюмируя, говорит: «Такова природа и распространённость применения власти ключей апостольских».


    «Пишут жестокие решения, чтобы устранить бедных от правосудия и похитить права у малосильных
    из народа Моего, чтобы вдов сделать добычею своею и ограбить сирот» (Ис.10:1-2)

    § 3. Чтобы представить этот тезис более ясно, возьмём в качестве примера знакомое сравнение, которое, как нам кажется, близко мысли Христа и авторитетных святых, которых мы цитировали выше. В особенности такое сравнение близко мысли Амвросия, который говорит, что «Слово Божье отпускает грехи, и священник тоже судья. Священник, однако, исполняет свою обязанность, но не пользуется правами любой другой власти».

    Итак, спрашивается, каким же образом священник отпускает грехи, если он не пользуется правами никакой другой власти? На это мы скажем, что священник как хранитель власти ключей Небесного Судьи прощает грешника почти так же, как хранитель власти ключей земного судьи. Ибо так же, как обвиняемый приговаривается за свою вину к гражданскому наказанию либо прощается словом, - приговором судьи мира сего (т. е. правителя), таким же образом Словом Божьим некто избавляется от проклятия и прощается от наказания в потустороннем мире либо не прощается за свою ошибку, или невыполнение своего долга.

    Никто не прощается или не приговаривается за свою ошибку к гражданскому наказанию деянием носителя власти ключей мирского правителя, поскольку деянием можно лишь посадить в тюрьму или выпустить из неё; виновный, что вполне очевидно, прощается или обвиняется словом судьи.

    Аналогичным образом никто не прощается и не приговаривается за свою ошибку к вечному проклятию деянием священника, но когда он получает благословление и допускается описанным в конце предыдущей главы способом к таинству причащения, тогда, как мы видим, пред церковью он рассматривается как прощённый Богом. Поэтому носитель ключей мирского судьи, заключая кого-либо в тюрьму или выпуская из неё, лишь исполняет свои обязанности, но при этом не имеет никакой юридической власти, позволяющей ему оправдать или приговорить.

    Ведь если бы он выпустил из тюрьмы не оправданного мирским судьёй человека или провозгласил бы перед народом, что тот оправдан, тем не менее, обвинённый по существу не был бы освобождён от гражданской ответственности и от наказания. И, наоборот, если носитель власти ключей отказался бы открыть двери тюрьмы и объявил, что некто, прощённый приговором судьи, не прощён им носителем власти ключей, остаётся должником за свою вину и будет отбывать гражданское наказание, человек должен считаться прощённым.

    Точно так же священник, выполняя свою обязанность носителя ключей Небесного Судьи, только словесно оглашает прощение, осуждение или проклятие. Равным образом получится, если священник по невежеству или по хитрости, либо по обеим причинам сразу объявит, что должны быть прощены или уже по-настоящему прощены люди, которые на самом деле должны быть или уже осуждены Небесным Судьёй.

    Или, наоборот, первые не будут действительно прощены, а вторые не будут осуждены, поскольку священник не применил власть ключей с различием, соответственно деяниям обвиняемых. Поэтому он исполняет свою обязанность, но, как уточняет Амвросий, тем не менее, не пользуется правами никакой власти; хотя порой священники объявляют перед лицом церкви, что люди, которые якобы прощены и должны предстать пред Богом, на самом деле таковыми не являются и не должны быть прощенными для будущей жизни.

    Но бывает и наоборот, о чём мы говорили выше, ссылаясь на авторитетные слова святых и мэтра в его книге IV, различие 18, глава 8. Недаром священник и не пользуется правами власти. Если бы это было так, то Божественная справедливость и обет иногда могли оказаться разрушенными.

    § 4. Только один Бог, используя свои права, в данных случаях является судьёй, обладающим принудительной властью;

    Он единственный, кто не может составить неверное представление о мыслях и трудах людей. Не случайно в главе IV «Послания к Евреям» сказано: Ибо нет твари, сокрытой от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его. Он единственный не желает ничего порочного, ибо «Ты справедлив, о, Господь, все твои суждения справедливы, все твои пути от благодетели, от истины и справедливости», как написано в III главе «Тобии» («Книги Товита»).

    Следовательно, только Он является судьёй. Аналогично говорится в «Соборном Послании Иакова», глава IV: Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить. Этого полномочия Иаков не приписывает ни самому себе, ни одному из тех апостолов, которые стали тремя опорами церкви, как утверждает апостол Павел во II главе «Послания к Галатам».

    Однако Иисус желал, чтобы такие приговоры, выносимые Им в другом мире, подобно прогнозу врача, были бы ранее выносимы священником в виде его суждения в первом смысле данного термина, чтобы грешники в этом мире устрашились будущего осуждения и не совершали бы преступлений, и не подлежали бы наказанию. Это есть задача, выполнение которой требует исполнение священнического долга как самого настоящего и действующего.

    Подобно доктору, лечащему тело, которому разрешением судьи или человеческого законодателя дано право обучать искусству медицины, практиковать и объявлять людям своё медицинское заключение относительно того, кто из них может выздоровить, а кто умереть, чтобы после его заключения люди вели умеренный образ жизни, избегали излишеств для сохранения здоровья тела, священник так же должен давать предписание и инструкции по такому делу и, подобно доктору, предписывать такие-то наказы, которые обязаны быть соблюдены, рассуждая при этом таким образом, что те, кто их будет соблюдать, станут здоровыми, а те, кто их нарушает, станут больными и умрут.

    Лишь в данном случае люди будут здоровыми или больными; необязательно из-за предписаний доктора, но под влиянием самой природы человека, хотя доктор исполнил свою обязанность. И опять же доктор не всегда может своим авторитетом заставить больного или здорового человека делать полезные для поддержания здоровья вещи, а вправе лишь призывать к этому, обучать людей и устрашать их своим суждением в первом смысле данного термина.


    «Клятва и обман, убийство и воровство, и прелюбодейство крайне распространились,
    и кровопролитие следует за кровопролитием» (Ос.4:2)

    Такой прогноз позволяет им узнать, что станет с их здоровьем при соблюдении некоторых предписаний, а равно о наступлении болезни и смерти при их нарушении. Точно так же, аналогично доктору, священник, исцеляющий души, судит и призывает людей вести себя к вечному здоровью души, избегая её вечной муки в потустороннем мире.

    Однако священник не может и не должен никого принуждать в настоящей жизни, как было доказано нами авторитетными словами апостола, сказанными в первой главе «Второго Послания к Коринфянам», словами Амвросия, а также мнением Хрисостома, процитированными в § 6 главы V этой части трактата.

    § 5. Таким образом, священник согласно своим обязанностям не должен отождествлять себя с судьёй в третьем значении этого слова, а скорее, только с судьёй в первом значении. Другими словами, там, где ему дана власть обучать и практиковать подобно доктору, он не имеет никакой принудительной власти над кем-либо. Именно потому Иисус определял себя доктором, а не правителем, когда говорил о себе в главе V «Евангелия от Луки»: Не здоровые имеют нужду во враче, но больные.


    1 ... 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 ... 40     




















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 303 | Рейтинг: 5.0/2