Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ [164]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 2. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ

    Марсилий Падуанский - Защитник мира. 16
    Далее, после нескольких заметок Хрисостом добавляет, что и пастырь душ должен приложить все усилия, чтобы поправлять, но не принуждать: «А если человек отворачивается от праведной веры, мы должны требовать от священника больших усилий, энергии и терпения, потому что кроме него никто не может наставить на путь истинный того, кто в заблуждении; причём нужно именно убеждать вернуться к праведной вере, от которой тот первоначально отвернулся». 

    А вот каким образом этот святой отличает суждения священников от приговоров правителей. Суд священников не является и не должен быть принудительным; аргументы тому, о чём мы говорим часто, будут следующие: принудительная власть передаётся законом или законодателем правителю, а не священниками.


    «Даже на полах одежды твоей находится кровь людей бедных, невинных, которых
    ты не застала при взломе, и, несмотря на все это» (Иер.2:34)

    Во-вторых, даже если такая власть была бы им дана, то они, безусловно, использовали её совершенно напрасно в отношении подданных правителя, ибо принуждение не представляет никакой духовной выгоды для Вечного Спасения тех, кто его испытывает. Он сказал то же о словах, написанных в главе IX «Евангелия от Луки»: Если кто хочет идти за Мной, отвергнись себя. Но я опускаю концовку этой цитаты, ибо и того, что было сказано, достаточно.

    § 5. Кроме того, очевидно, таким же было мнение святого Илария в его «Послании императору Константину», в котором он, помимо других вещей, пишет следующее: «Бог обучил больше, чем он требовал, знаниям о самом Себе; и в своих заповедях, советуя восхищаться небесными деяниями, Он отказался от принудительной власти, чтобы признавали Его добровольно».

    Заметьте, Бог желал, чтобы именно через веру люди были обучены знанию о Нём и о Его учении; но Он не желал, чтобы кто-нибудь был к этому принуждён; именно этим Он пренебрегает. Развивая эту тему, святой Иларий говорит: «Бог не ищет признания по принуждению". Кроме того, чуть ниже «Бог от первого лица говорит всем священникам: «Я могу принять только того, кто этого желает, слушать того, кто просит, благословлять того, кто признаёт его веру».

    Бог не желал, чтобы кого-то призвали по принуждению и чтобы последний был бы приведён совершать это поклонение Богу под чьим-либо давлением или насилием. То же самое Иларий писал в своём послании, озаглавленном «Против Авксентия, епископа Миланского», сторонника арианцев, который предполагал с помощью военной силы заставить людей высказывать свои личные взгляды на католическую веру или, скорее всего, противоположные этой вере, и отрекаться от неё, даже если она учила бы истине.

    Он Иларий говорит так: «А сначала разрешите оплакать тяжесть нашего времени и стенать о глупых воззрениях настоящих дней, рассчитывающих на человеческие возможности оказания помощи Богу, когда люди стараются защитить церковь Христа, предпринимая мирские действия».

    Кроме того, в том же месте он пишет об упомянутом епископе: «Но сейчас, о прискорбие, выборы земные рекомендуют веру божественную, а Иисус обвинён в лишении своей благодетели, тогда как человеческое честолюбие снискивает себе его имя. Церковь, в которую веруют в изгнании и в тюрьмах, пугает изгнанием и тюрьмой, она принуждает к тому, чтобы верили в неё». Он здесь подразумевает под церковью коллегию священников, епископов и их приспешников, так называемых служителей церкви.

    § 6. Амвросий тоже является очевидным приверженцем этой точки зрения, поскольку в своём втором послании Вален-тиниану, озаглавленном «К пароду», пишет: «Я могу страдать, плакать, стонать от оружия и солдат, и мои слёзы будут моим оружием; таковы на деле способы защиты священников; но я не должен и не могу оказывать сопротивление по-другому».

    Вот почему священник, даже если он это может, не должен носить оружие или использовать принудительную силу против кого-то, либо приказывать и убеждать, чтобы она была направлена против преданных Христу. Но сегодня весь мир может видеть, что некоторые священники пошли противоположным путем, двинулись против Священного Канона и мнения святых.

    § 7. Итак, Истиной и ясным мнением апостола и святых, считающихся самыми выдающимися учёными церкви и веры, предписано, что никто не будет принуждён в этом мире через телесное наказание или пытку к соблюдению заветов Закона евангельского, особенно священником, причём не только находящемуся лицом к лицу с верующими, но и наедине с неверующими.

    По этой причине служители этого Закона - епископы и священники - не могут и должны судить судом в третьем значении этого термина кого-либо в этом мире, ни вынуждать кого-либо, кроме самих себя, соблюдать предписания Божьего Закона. Тем более путём наказания или пытки, особенно без разрешения человеческого законодателя, поскольку по Закону Божьему такой приговор не может быть применим и приведён в исполнение в этом мире, а только в мире потустороннем. В главе XIX святого «Евангелия от Матфея» сказано: Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное.

    Вот когда апостолы будут восседать по обе стороны от Иисуса, подобно судьям в третьем значении этого термина, тогда они будут наказывать. Однако это будет в другом мире, но никак не в этом. Ниже в глоссе говорится: «При возрождении, т. е. когда умершие воскреснут в своих не испорченных бренных телах». Ещё в глоссе сказано: «Существует два вида возрождения: первое в воде и Святом Духе, второе - в Воскрешении».

    Про слова «вы будете тоже восседать» глосса Августина говорит: «Видя внешний вид осуждающего (Иисуса, который был осуждён в этом мире принудительным судом, но сам по себе не судья), когда он будет применять свою юридическую силу (а именно при воскрешении), лишь тогда вы будете судьями вместе с Ним».

    Итак, согласно словам, сказанным в Евангелии Христом, и по высказываниям святых Иисус никогда не применял в этом мире юридическую, т. е. принудительную, силу, которую мы назвали судом в третьем значении этого термина. Напротив, имея вид раба, он сам был осуждён таким судом. Только когда Он применит принудительную юридическую силу в потустороннем мире, а апостолы будут восседать вместе с ним, чтобы являть собой такой суд, но никак не раньше.

    § 8. Но здесь можно с удивлением задаться вопросом: почему же епископ или священник, каким бы он ни был, приписывает себе большую или другую власть, нежели ту, которую Христос или его апостолы хотели бы иметь в этом мире? Тем более они сами (Христос и апостолы), подобно рабам, были осуждены мирскими правителями. Зато их последователи - священники наперекор примеру и заповеди Христа и его апостолов не только отказываются быть подданными правителей, но даже претендуют быть выше правителей в отношении принудительной юрисдикции.

    Хотя Иисус говорит в главе X «Евангелия от Матфея»: И поведут вас к царям и правителям за Меня, но Он не сказал: «вы будете правителями и царями». И чуть ниже Он добавляет: Ученик не выше учителя, и слуга не выше господина своегоъ. Итак, ни один суд, ни один принципат, ни одно принудительное господство не могут и не должны применяться в этом мире священником или епископом как таковым.

    Таким же было очевидное мнение выдающегося философа, который говорит в своей книге «Политика», глава IV: «Для государственного общения потребны многие руководители; поэтому не всех их, назначаемых путём избрания и по жребию, следует считать должностными лицами; например, прежде всего, жрецов (их следует считать чем-то иным сравнительно с государственными должностными лицами), а также хорегов и глашатаев; назначаются путём выборов и послы.


    «Как вор, когда поймают его, бывает осрамлен, так осрамил себя дом Израилев:
    они, цари их, князья их, и священники их, и пророки их» (Иер.2:26)

    Государственные же поручения обязанности имеют в виду какое-нибудь определённое дело и касаются или всех граждан... или какой-либо части их...». И чуть ниже он добавляет: «Другие поручения обязанности имеют в виду государственное хозяйство...».

    § 9. Эти слова свидетельствуют о том, что если бы Иисус пожелал видеть священников Нового Завета судьями в третьем значении этого термина, т. е. обладающими правом принудительного суда, разрешающих споры людей в этом мире, тогда, несомненно, Он передал бы специальные заповеди о такого рода деяниях в Законе, как совершил это Моисей в Ветхом Завете.

    Он Моисей не человеком, а Словом Бога был утверждён в качестве правителя и принудительного судьи народа еврейского, что ясно продемонстрировано в «Деяниях святых апостолов», глава VII. Именно для этого Бог передал ему Моисею Закон, который нужно было соблюдать в момент настоящей жизни для управления человеческими делами; этот Закон содержит специальные предписания о конфликтах между людьми и то, что в этом отношении он подобен человеческому закону или, по меньшей мере, некоторой части такого закона.

    Соблюдая его, люди были принуждаемы и наказуемы Моисеем и судьями, обладавшими принудительной властью, которые заменили убеждения наказанием или карой. Но вне сомнений, такие судьи не были заменены священниками, как мы со всей очевидностью наблюдаем в главе XVIII второй книги Моисеевой «Исход». Но Иисус не передал через Евангелие заповеди такого рода; наоборот, Он установил, что они должны быть и находятся в человеческих законах, и сообщаются через них; и Он предписал каждой человеческой душе соблюдать такие законы и согласно им подчиняться правителям.

    По меньшей мере, тогда, когда эти заповеди не противоречат Закону Вечного Спасения. Недаром в «Евангелии от Матфея», глава XII, и «Евангелии от Марка», глава XI, чтобы обозначить то, что Цезарь, каким бы он ни был, - правитель написано: Кесарю кесарево. И апостол в своём «Послании к Римлянам», глава XIII, да не будет бесполезным это повторить, сказал:

    Всякая душа да будет покорна высшим властям. И также в последней главе «Первого Послания к Тимофею» сказано: Даже неверным господам. Мнение Августина об этом же отрывке в глоссе мы цитировали в § 8 главы V этой части трактата. Из всех этих текстов ясно следует: по мнению Христа, апостола и святых, люди должны подчиняться человеческим законам и судьям, применяющим эти законы.

    § 10. Кроме того, согласно указанным текстам становится очевидным, что христиане не должны придерживаться всего того, что предписано в Законе или Ветхом Завете, который вынужден был соблюдать еврейский народ. Наоборот, соблюдение некоторых из заповедей, например церемоний под наказанием вечной утраты, недопустимо - так учит апостол в «Послании к Римлянам», главы III и VII; в «Послании к Галатам», главы II, III и V, в «Послании к Ефесянам», глава II, и в «Послании к Евреям», главы VII и X.

    Следуя поучению апостола, преподобные Иероним и Августин также согласились с этой точкой зрения в XI и XIII письмах их переписки. Они уверяют тех, кто в силу искренней убеждённости или по причине чего-либо подобного соблюдают старые обычаи, что после провозглашения Евангелия Законом они будут «низвергнуты в бездну диавола».

    Потому верующие во Христа никоим образом не стараются соблюдать архаичные заповеди, что становится ясно из слов апостола, приведённых в последней главе «Первого Послания к Тимофею», и из глоссы, в которой Августин говорит: «Итак, рабы христианские не должны требовать, т. е. они не могут требовать, того, что было завещано евреям».

    В Законе Благодарения, т. е. в Новом Завете не переданы специальные заповеди для регулирования спорных человеческих вопросов в этом мире; получается, что подобные заповеди должны быть определены только человеческими законами и судьями, действующими согласно им законам при сдерживании судейской власти человеческим законодателем.

    § 11. В Законе Моисеевом существовали и другие предписания для их соблюдения заради будущей жизни: жертвенное убийство или другие жертвы для искупления грехов, особенно теми грешниками, кто, совершив грех, скрываются с помощью свойственных деяний; хотя и тогда никто не принуждался исполнять эти заповеди под страхом наказания или кары в настоящем мире. Что касается советов и заповедей Нового Закона, то Иисус не желал и не говорил, чтобы кто-либо был принуждаем к соблюдению таких заповедей в этом мире.

    Тем не менее, Он предписал, чтобы установки человеческих законов были соблюдаемы под угрозой наказания или кары, налагаемой на их нарушителей в другом мире. Поэтому нарушитель человеческого закона почти всегда грешит против Божьего Закона, хотя обратное не будет истиной.

    Ибо существует многочисленность деяний против Божьго Закона, когда человек грешит через действие, или бездействие в делах, где человеческий закон будет предписан напрасно; таковыми, например, являются деяния, называемые нами неподобающими, о которых невозможно свидетельствовать, если они не были произведены, хотя такие деяния не могут быть проигнорированы Богом. Именно по этой причине, чтобы улучшить людей, как в настоящем, так и в другом мире, был установлен Божий Закон с его соответствующим отношением к этим деяниям или их невыполнению.

    § 12. Однако у кого-либо может возникнуть недовольство Законом евангельским за его несовершенство, если, как мы говорили, спорные человеческие деяния не могут быть регулируемы им в достаточной степени в момент настоящей жизни. Что касается нашего мнения, то скажем, что по Закону евангельскому мы в достаточной степени управляемы для того, чтобы осознанно что-то делать, а чего-то избегать в настоящей жизни ради жизни будущей или достижения Вечного Спасения, а также предостерегаться наказания.

    Именно для того он и был нам дан, а вовсе не для того, чтобы приводить спорные деяния людей в гражданской жизни к равенству и надлежащему порядку или достаточности настоящей жизни. Ведь Иисус пришёл в этот мир не регулировать дела такого рода в настоящей жизни, а только для достижения людьми потусторонней жизни. Поэтому и норма мирских, человеческих деяний бывает разной, ведущей к достижению целей разными способами.


    «Пути мира они не знают, и нет суда на стезях их; пути их искривлены,
    и никто, идущий по ним, не знает мира» (Ис.59:8)

    Иисус, например, не учит никоим образом противостоять кому-либо или отстаивать своё право в суде, хотя мирская норма не запрещает этого. Потому Христос, как мы говорили об этом ранее, не даёт для таких дел специальных заповедей. Но мирская норма деяний учит этому, демонстрирует их и предписывает наказывать нарушителей по закону человеческому. Недаром в главе XII «Евангелия от Луки» Иисус ответил человеку, просящего рассудить его с братом, такими словами: Кто поставил Меня судить или делить вас?

    Как будто он хотел сказать: «я не пришёл в этот мир судить вас таким судом». Следом в глоссе написано: «Он не удостаивает себя быть судьёй в спорах, арбитром в земных делах, Он, кто будет судить живых и мёртвых и будет судьёй их заслуг». Иначе говоря, не по Закону евангельскому должны измеряться человеческие деяния, совершаемые для целей настоящей жизни, ибо нормы этих деяний, которые соизмеряют пропорцию желаемого, и законный образ его свершения не были даны в этом Законе для настоящей жизни людей.

    Но они такие нормы были утверждены человеческими законами, так как без этих норм из-за отсутствия справедливости со скандалов и конфликтов между людьми внезапно вспыхивают борьба, разделение и недостаточность человеческой жизни в этом мире, чего почти все люди избегают по своей природной склонности.

    § 13. Следовательно, нельзя утверждать, что Закон евангельский является несовершенным, поскольку он не создан для того, чтобы обладать этим совершенством. На самом деле он был дан, чтобы через него мы могли быть ведомы касательно того, что необходимо людям для получения Вечного Спасения, а также для избежания несчастья; в этом отношении он, конечно, достаточен и совершенен. Но он не был дан для того, чтобы регулировать споры гражданской жизни или чтобы с его помощью и законным образом добиваться целей, желаемых людьми в этом мире.

    Если только в силу этого его назвали бы несовершенным, тогда можно ответить соответствующим образом: конечно, он несовершенен, потому что с его помощью мы не способны лечить болезни тела, измерять величины или плавать в океане. Хотя, вне сомнений, можно согласиться, что абсолютно совершенного ничего нет; в противном случае, это будет уникальное явление - сам Бог.

    О несомненной истинности этой точки зрения можно судить по словам Григория, который в глоссе о главе VI «Первого Послания к Коринфянам» утверждает следующее: «Я говорю это к вашему стыду, а именно, для того, люди, которые получили мудрость от внешних дел, изучали дела земные. Но те, кто наделён духовным талантом, вовсе не должны вмешиваться в дела земные».

    Если под мудростью внешних дел, разбирающей причины земных конфликтов, Григорием понималось Священное Писание, он не сказал бы: «но те, кто наделён духовным даром (знанием Священного Писания), не должны вмешиваться в дела земные» и не отличал бы одних от других согласно этим признакам.

    Кроме того, апостол и святые назвали людей, обладающих такой мудростью, т. е. мудростью внешних дел, «мало значащими в церкви», то ничего подобного ни апостол, ни святые, интерпретирующие эти слова, конечно, не могли сказать о людях образованных в Священном Писании. Сколько и какого сорта бывают человеческие деяния, какими судьями и законами, как, когда и кем такие деяния должны регулироваться и исправляться, мы, думается, в достаточной степени показали в ходе нашей дискуссии по теме.



    Глава Χ

    О принудительном судье для еретиков, а именно, кому надлежит привлекать их в принудительном порядке к суду в этом мире, наказывать их как путём конфискации имущества, так и мерами против их персоны и кому надлежит всё это исполнять

    § 1. Впрочем, с полным основанием можно усомниться в том, что мы говорили. Если юрисдикция над всеми теми, кого необходимо наказать в настоящем мире принудительным судом как в имущественном, т. е. гражданско-правовом, так и в уголовном отношениях, действительно, по разрешению законодателя принадлежит только правителям, как это было продемонстрировано ранее, то в таком случае правителям будет принадлежать и право принудительного судебного разбирательства дел еретиков или раскольников.

    Однако полномочие правителя привлекать в принудительном порядке еретиков к суду, определять им наказание представляется многим весьма спорным; на самом деле, кажется, что власть распознавать еретическое преступление, расследовать и судить его, определять наказание является заботой именно священника или епископа и никого другого.

    В таком случае право на принудительный суд и наказание за подобные преступления, по-видимому, должно принадлежать последним. Кроме того, представляется, что суд или заявление в суд о наказании, которое должно налагаться на преступника, зависят ещё и от того, против кого или против какого закона виновник согрешил.

    Скажем, когда еретик или раскольник либо другой неверный грешит против Закона Божьего, либо потерпевшим является священник или епископ, тогда получается, что суд в подобных случаях будет принадлежать священнику, а вовсе не правителю. Таковым является мнение блаженного Амвросия в его «Первом Послании против императора Валентиниана»; так он полагает на протяжении всего послания, но я не цитирую его слова для краткости.

    § 2. Что касается нас, скажем, что согласно нашим предыдущим заключениям, если некто грешит против Закона Божьего, то он должен быть судим, определён в наказании и наказан согласно этому Закону. Но по Закону Божьему есть два судьи. Один в третьем значении этого слова, обладающий принудительной властью наказывать нарушителей этого Закона и привлекать их в принудительном порядке к исполнению наказаний; такой судья в своём роде единственный - это Иисус, как было показано нами в предыдущей главе при рассмотрении соответствующего отрывка из главы IV «Соборного Послания Maкова». 


    «И будет поступать царь тот по своему произволу, и вознесется и возвеличится выше всякого божества, и о
    Боге богов станет говорить хульное и будет иметь успех, доколе не совершится гнев» (Дан.11:36)

    Из нашей предыдущей главы явствует, что он желал и повелел, чтобы все нарушители Закона Божьего были судимы принудительным судом в потустороннем мире и чтобы только в том мире, а не в этом они понесли наказание или кару. Однако согласно этому Закону существует и другой судья - священник или епископ, безусловно, не являющийся судьёй в третьем значении.

    В его обязанности не входит вершение суда над нарушителем такого Закона в этом мире, наказание или казнь его принудительной властью, что было продемонстрировано нами в V главе этой части трактата, а также в предыдущей главе с приведением мнений апостола и святых и их неопровержимых аргументов.

    Тем не менее, священник является судьёй в первом значении этого термина: он обязан учить, наставлять, убеждать грешников с помощью своего закона, внушать им страх при мысли о приговоре будущего проклятия, рассказывать об угрозе наказания, которое будет налагаться на них судьёй в принудительном порядке, т. е. Иисусом в потустороннем мире, как и было вполне выразительно показано нами в VI и VII главах настоящей части трактата, в которых рассматривался вопрос о священнической власти ключей, а также в предыдущей главе трактата, где мы сравнивали священников, являющихся врачами душ, с телесными врачами, подобно Августину, ссылающемуся на авторитетные слова Пророка (Псалмиста), и согласно мнению мэтра Петра Ломбардского, изложенному в главе 9 различия 18 его труда.

    Еретик, раскольник или любой другой неверующий как нарушитель Закона евангельского, если он продолжает творить своё преступление, будет наказан только тем судьёй, в обязанности которого входит наказывать нарушителей Божьего Закона в день, когда Иисус будет вершить свой суд. Таким судьёй является сам Иисус, имеющий право судить живых и мёртвых, и тех, кому предназначено умереть, но уже в потустороннем мире, но не в этом.

    Ибо Он по своей милости дал грешникам в момент отбытия их в мир иной, т. е. накануне смерти, возможность раскаяться и заслужить прощение. Другой судья - пастырь, епископ или священник - в настоящей жизни должен лишь учить, наставлять, убеждать грешника в его виновности, должен сделать ему выговор, внушить страх при мысли о приговоре вечного проклятия, но никоим образом не принуждать его, как это было сказано в предыдущей главе.

    § 3. Если человеческий закон запрещает уличённому еретику или другому неверующему оставаться в стране, тогда он должен быть судим в этом мире как нарушитель человеческого закона с определением наказания или кары за преступление, установленное этим же законом и судьёй - стражником человеческого закона, но только по разрешению законодателя, что было продемонстрировано нами в XV главе первой части трактата.

    Однако, если человеческий закон не запрещает еретику или другому неверующему пребывать в той же стране среди верующих, как это уже было разрешено еретикам законами еврейского народа, и даже позже - в эпоху христианских народов, правителей или понтификов, тогда я скажу, что нельзя никому судить еретика или другого неверующего или же наказывать или карать его как в имущественном, так и уголовном отношениях в момент настоящей жизни.

    Основная причина здесь заключается в следующем: никто не наказывается и не карается в этом мире за свершение греха против теоретических или практических учений как таковых, если только он грешит против них. Но любой наказывается настолько, насколько он грешит против человеческого закона.

    Если, допустим, являясь врачом или учителем, напиться и в таком состоянии производить или продавать обувь, что могут делать лишь обученные тому люди, равно по своей прихоти заниматься делами других профессий, тогда, если всё это не запрещать человеческим законом, любой пьяница или иной человек, действующий таким извращённым образом во всех других профессиональных областях, будет абсолютно ненаказуем.

    § 4. При этом нужно отметить, что в настоящем мире, перед тем как принудительный суд вынесет приговор оправдания или осуждения, в установленном порядке должно быть предпринято расследование касательно представленного случая. Во-первых, необходимо установить предмет или действие, вменяемое в вину подсудимому, выяснить, является ли оно таким, каким его представляют. Необходимо узнать заранее, что предшествовало его совершению. Во-вторых, нужно знать, запрещает ли человеческий закон деяния такого рода. В-третьих, надо выяснить, допустил или нет такое деяние обвиняемый.

    И лишь затем может следовать суд с приговором осуждения или оправдания обвиняемого. Например, если кто-нибудь привлекается к суду как еретик, или обвиняется в фальсификации золотых ваз другим металлом, тогда, во-первых, перед тем как он будет осуждён или оправдан принудительным приговором, люди должны расследовать - являются ли предмет или действие, вменяемые подсудимому, свойственными ему или нет.

    Вовторых, необходимо установить, что такие дела запрещаются человеческим законом, и доказать это. В-третьих, нужно определить, было ли это преступление допущено человеком, в вину которому оно вменяется. После этих расследований, наконец, последует суд, в принудительном порядке выносящий наказание или оправдание.

    § 5. Отвечая на первый из этих вопросов, правитель должен проконсультироваться со знатоком соответствующей дисциплины, в задачу которого входит самостоятельное рассмотрение сущности предмета или сути точки зрения или действия, которые вменяются обвиняемому. Такого рода делами занимаются как раз судьи в первом значении этого термина, что было нами сказано во главе II этой части трактата.

    Они знатоки стараются познать суть этих дел, поскольку им было дано правителем право практиковать эти дисциплины в городе и обучать им; это право мы называем правом преподавать. То же самое касается всех других практических и механических ремёсел, о которых мы говорили в главе XV первой части трактата. В результате врач должен отличать больного лепрой от здорового по его телесному состоянию, а священник должен знать, какое ремесло или учение является еретическим, и отличать его от католического вероучения.


    «Посрамились мудрецы, смутились и запутались в сеть: вот, они отвергли
    слово Господне; в чем же мудрость их?» (Иер.8:9)

    Равно мастер золотых и серебряных дел должен судить о металлах, а тот, кто является знатоком или доктором в юридических делах, должен разбираться в займах, депозитах и других подобных гражданских актах. Правитель как таковой должен быть в полной уверенности относительно деятельности и опыта тех, кто по закону обучает, или практикует такие дисциплины, а также относительно сути их утверждений в суде.

    § 6. Касательно вопроса, поставленного на обсуждение, необходимо сначала выяснить, является ли вменяемая кому-либо ересь преступлением или нет, может и должен ли такой факт рассматриваться в суде (говоря о суде в первом значении этого термина) знатоком Священного Писания, каковым является или, по крайней мере, должен быть любой священник. Так, глава II «Книги пророка Малахии» гласит: Уста священника должны хранить ведение, и закона Божьего ищут от уст его.

    Следовательно, таковыми знатоками Закона Божьего должны быть последователи апостолов - священники и епископы, которым Иисус в главе XXVIII «Евангелия от Матфея» говорит: Итак, идите и научите все народы и т. д., уча их соблюдать все то, что Я повелел вам. В «Послании к Тимофею», глава III сказано: Он должен - среди других - быть врачом, а именно относительно Священного Закона.



    1 ... 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 ... 40     






















    Категория: ОТКРОВЕНИЯ О НАКАЗАНИИ | Добавил: admin (03.07.2016)
    Просмотров: 276 | Рейтинг: 5.0/2