Главная
МЕНЮ САЙТА
КАТЕГОРИИ РАЗДЕЛА
БИБЛЕЙСКИЕ ПРОРОКИ [20]
БИБЛЕЙСКИЙ ИЗРАИЛЬ [20]
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ [15]
ИСТОРИИ ВЕТХОГО ЗАВЕТА [15]
ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ [250]
ЗОЛОТАЯ ЧАША СЕМИРАМИДЫ [50]
ВЕЛИКИЙ НАВУХОДОНОСОР [30]
ЦАРЬ НАВУХОДОНОСОР [20]
ЛЕГЕНДАРНЫЙ ВАВИЛОН [20]
ВАВИЛОН. РАСЦВЕТ И ГИБЕЛЬ [20]
БИБЛИЯ
ПОИСК ПО САЙТУ
СТРАНИЦА В СОЦСЕТИ
ПЕРЕВОДЧИК
ГРУППА СТАТИСТИКИ
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
ДРУЗЬЯ САЙТА
  • Вперёд в Прошлое
  • Последний Зов

  • СТАТИСТИКА

    Главная » Статьи » 1. ВАВИЛОНСКИЙ ПЛЕН » ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ

    Толкование пророков - Книга пророка Осии. 1 глава

    Книга пророка Осии. 1 глава

    Пророчество Осии естественным образом распадается на две основные части, которые в свою очередь составляют более мелкие разделы.

    Первая часть состоит из глав 1, 2 и 3; вторую представляет собой остальная часть книги. Мелкие разделы внутри этих основных частей выделены весьма четко. Первая глава представляет пророка во время его служения «во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии, царей Иудейских, и во дни Иеровоама, сына Иоасова, царя Израильского».

    Следовательно, он был современником Исаии, который пророчествовал во времена этих же царей; однако у Осии упомянут и тогдашний царь Израиля - ему наш пророк уделяет больше внимания, чем царю Иудеи. Ибо в обращенном к нему слове оценивается состояние Израиля в целом и бедственное положение Ефрема в частности, для того, чтобы оказать нравственное воздействие на Иудею для ее же блага. Эта идея пронизывает всю книгу, которая примечательна тем, что рассматривает только иудеев, обходя вниманием (в отличие от других пророков) язычников, не упоминая ни их суд, ни их благословение.


    «Ибо сильно блудодействует земля сия, отступив от Господа» (Ос.1:2)

    Можно сказать, что Осия посвящает свою книгу исключительно народу Бога, хотя в первой главе он немного (но довольно заметно) отходит от своего принципа. Однако и этот отход выражается в такой таинственной форме (и это делается, я думаю, по божественному наитию с особой целью), что весьма немногим удалось разглядеть истину из-за пренебрежения к свету, которым пронизан Новый Завет.

    Тем не менее, ни одно другое место Писания не подчеркивает, пожалуй, с такой силой огромную важность использования одной части Слова для того, чтобы, конечно, не исправить (это было бы и невозможно, и не уместно), а лучше понять другую его часть. Для того, чтобы обогатиться более глубоким знанием ума Бога, нам следует изучить ранние случаи общения с ним, вооружившись ярким светом, возможностью пользоваться которым мы удостоены.

    Есть только один ум, есть только один Дух, передающий нам; и если мы покоримся Богу, Он может ниспослать нам благодать и защитить нас (если мы пребываем в достойном этого нравственном состоянии) от той узости взглядов, к которой мы так склонны, стремясь сделать какие-либо отрывки из Писания своими любимыми местами, и потом с должной, по нашему мнению, осторожностью вмешиваться в рассуждения других частей Слова.

    Тот, кто позволяет себе такие мысли, никогда не поймет Слова Бога; а в том, что он сделал предметом своего одностороннего изучения, он наверняка совершит серьезную, а иногда и роковую ошибку. Даже самые бесценные божественные истины в случае их использования в отрыве от всего Писания могут быть обращены лукавым на пользу и в поддержку большого греха.

    Таким образом, опасность существует там, где наблюдается, например, сведение божественной истины только к воскресению или только к ее небесной сущности. Возьмите, например, пророчество - до чего же губительным оно становится для души, если как часть Писания начинает довлеть над всеми остальными его книгами.

    Или вспомните церковь (неважно, какую именно) - ведь и в ней опасностей предостаточно. Причина проста: секрет силы, благословения, безопасности и общения заключается не в воскресении и не в небесной сущности, не в пророчестве и не в церкви, равно как и не в какой бы то ни было возможной ветви истины, а во Христе, который один преподносит всю истину целиком. И мы видим, что истинность всего того, что мы знаем как учение Бога и как непреложный принцип его откровения, проявляется также и во всех мелочах повседневной жизни.

    В таком случае период, указанный Осией, свидетельствует о его интересе к Израилю, а также о работе, которую Бог определил выполнять ему ради своего народа, происшедшего из двенадцати колен, тогда, когда приблизилось разрушение Израиля и вскоре должно было последовать уничтожение Иуды. Хотя он рассматривает этот вопрос довольно кратко, в его пророчестве есть удивительная законченность; а нравственное начало настолько же глубоко пронизывает вторую часть, насколько элемент домостроительства - первую.

    На протяжении всего пророчества ни слова не сказано о периоде существования языческой империи. Пророчество изобилует описанием грехов и невзгод Израиля в целом; и по сравнению с любым другим автором коротких пророчеств Осия более пылко и остро переживает за этот народ. В связи с этим книга, как никакая другая, полна довольно резких выражений, что придает стилю Осии исключительную трудность во многих отношениях; можно сказать, что его стиль чрезвычайно труден для нас и из-за того, что он носит ярко выраженный национальный характер.

    Не будучи иудеями, мы не сможем понять суть их отношений с Богом; но тот, кто носит имя иудея, постепенно поймет ее достаточно хорошо. Тот, кто занимает положение иудея и называется им (хотя бы через сознание совершенных им тягчайших грехов и ощущения одновременно с этим сострадания Духа Бога по отношению к нему), постигнет (и, надеюсь, духовно обогатится благодаря этому) то, что для нас представляет трудность из-за того, что мы не находимся в том же положении, что и иудеи.

    Первая глава содержит главным образом описание символических действий, показывающих цели Бога. "Начало слова Господня к Осии. И сказал Господь Осии: иди, возьми себе жену блудницу и детей блуда; ибо сильно блудодействует земля сия, отступив от Господа". Смысл этого заявления очевиден и предельно ясен.

    Пророку приказано делать то, что, несомненно, было тягостным само по себе и что было особенно унизительно и отвратительно для человека Бога. Однако мы знаем отношение Израиля к своему Богу; и Бог заставляет пророка и тех, кто изучает данное пророчество, понять слова так, как, по его мнению, должен был понять их его народ.

    И пошел он и взял Гомерь (Безо всяких преувеличений мы можем сказать, что в выражении, обращенном к пророку, сквозит намек на то, какой должна быть Гомерь. Однако можно допустить, что данная фраза заключает в себе совершенно естественный смысл, состоящий в том, что она уже была виновна в нечистом образе жизни, весьма характерном там, где царит идолопоклонство.

    Бог повелевает пророку взять Гомерь в жены, имея в виду, что она - символ Израиля. Необходимо отметить, что если в стихе 3 говорится, что она родила «ему» сына, то в стихах 6 и 8 употребляется уже не эта фраза, а еще более неопределенное выражение. Сущность матери могла в достаточной степени оставить отпечаток на детях; однако отсутствие местоимения при упоминании о рождении Лорухамы и Лоамми по сравнению с упоминанием об Изрееле в данных обстоятельствах достойно внимания) дочь Дивлаима; и она зачала и родила ему сына.

    И Господь сказал ему: нареки ему имя Изреель, потому что еще немного пройдет, и Я взыщу кровь Изрееля с дома Ииуева, и положу конец царству дома Израилева, и будет в тот день, Я сокрушу лук Израилев в долине Изреель. Это был первый великий удар. Израиль должен быть поражен в доме Ииуя, совершающего мщение за убийства, вызванные идолопоклонством.

    Ииуй был человеком грубым, тщеславным и честолюбивым, однако пригодным, несмотря на это, для того, чтобы со свойственной ему жестокостью иметь дело с тем, что порочило Бога,- человеком, весьма далеким от соответствия потоку чувств Духа Бога, но тем не менее используемым чисто внешне для борьбы с явным и неприкрытым злом дома Ахава и Израиля.


    «Слово Господне, которое было к Осии, сыну Беериину, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии,
    царей Иудейских, и во дни Иеровоама, сына Иоасова, царя Израильского» (Ос.1:1)

    Однако, поскольку корни его поступков находились отнюдь не в Боге, у него не было сил противостоять другим проявлениям зла. Следовательно, хотя политика Ииуя и характеризовалась борьбой с некоторыми наиболее ярко выраженными формами идолопоклонства, политико-религиозное зло, свойственное царству Израиля, было, вероятно, необходимым для его противостояния дому Давида. 

    Следовательно, поскольку он не сознавал греха Иеровоама, грех этот в положенное время был осужден Богом, который поразил не только дом Ииуя, но и дом Израиля. Царство должно было умереть; и хотя оно могло просуществовать еще немного, Бог уничтожил его. К выражению этой мысли и был призван Изреель. Бог разрушит то, что считает нужным, в положенный срок. Поэтому ассирийцы сломили Израиль в долине Изреель (впоследствии названной Ездраелон) - эта сцена от начала до конца исполнена алчности и крови.

    Затем мы видим, что появляется дочь, названная Лорухамой - имя, выражающее отсутствие милосердия к людям. Никакой милости больше не могло быть. Царство Израиля, потерпевшее полный крах вскоре после поражения дома Ииуя, в то время еще не разрушилось до конца. Его ожидал еще один, более страшный суд Бога, поскольку Он говорит: «Я уже не буду более миловать дома Израилева».

    Изреель был только началом судов Бога. Следовательно, произошло не только уничтожение дома Ииуя - весь Израиль должен быть стерт с лица земли, чтобы никогда потом не возродиться как отдельное государство. «А дом Иудин, - продолжает Он, - помилую и спасу их в Господе Боге их, спасу их ни луком, ни мечом, ни войною, ни конями и всадниками». Ассирийцу было позволено разрушить царство Израиля, однако божественные силы сдержали его, когда он надеялся уничтожить Иуду.

    Таким образом, период спокойствия сынов Иуды был продлен. Они по-своему проявили верность Богу- по крайней мере в этот период. После этого родилось еще одно дитя - сын. «И сказал Он: нареки ему имя Лоамми, потому что вы не Мой народ, и Я не буду вашим (Богом)». Следовательно, перед нами не только полное разрушение Израиля; теперь подвергается суду Иуда.

    Пока царское колено оставалось в силе, существовало и ядро, вокруг которого мог собираться народ. Пока дом Давида в какой бы то ни было степени был верен и пока с ним был связан дом Иуды (хотя и весьма далекий от верности), Бог все же мог (в нравственном отношении) восстановить их или, во всяком случае, сделать из них великий народ.

    Однако сейчас, видя доказательство преданности внутреннего ядра, Бог создает серьезное и критическое положение через рождение сына по имени Лоамми. И все-таки вавилонский завоеватель здесь не упоминается. Пророк резко прерывает свое повествование и обходит молчанием плен Иуды, сразу же приступая к описанию славы и отмены всех приговоров тяжких испытаний.

    Это - восстановление союза всех колен, а не жалкое возвращение иудеев при Зоровавеле. Здесь видится некто гораздо более великий - сам Мессия. Он, несомненно, избран, послан и назначен Богом; и важно подчеркнуть, что иудеи подчинятся ему с готовностью и радостью. Объединившись, Израиль и Иуда изберут (или назначат) себе одного главу и выйдут из земли: здесь имеется в виду не Вавилон или Ассирия и даже не земля вообще; мне думается, здесь подразумевается религиозный союз, который скрепляется теми собраниями и праздниками, которые мы наблюдали в их среде тогда, когда они были единым народом под руководством одного.

    Однако такого союза не образовалось ни после плена, ни тогда, когда пришел Христос; напротив, свершилось прямо противоположное. Народ объединится тогда, когда Он придет царствовать на земле. Тогда, конечно же, «велик (будет) день Изрееля!». Бог посеет свой народ на своей земле, а не рассеет его за ее пределами.

    В тот день они увидят не унижение, а явление славы. «Но, - объявляет Он свой приговор и суд над Иудой, - будет число сынов Израилевых как песок морской, которого нельзя ни измерить, ни исчислить; и там, где говорили им: «вы не Мой народ», будут говорить им: «вы сыны Бога живаго». Обратите внимание на эту замечательную перемену.

    Данные слова многие трактуют как скрытую форму призыва к язычникам, прозвучавшего в исключительной благодати. Хотя это место объясняется в 9-ой главе послания Римлянам, у многих читателей оно вызывает недоумение. И вот почему: мы склонны к тому, чтобы воспринимать все как антитезу, что весьма характерно для природной человеческой ограниченности.

    Если бы какому-либо человеку Бога на земле была предоставлена возможность написать Слово при отсутствии великой силы Бога, которая называется богодухновенностью в ее истинном и правильном смысле, то совершенно непонятно, каким образом он смог бы его написать. Какой добропорядочный иудей (будь он самым распрекрасным человеком) станет утверждать обратное, если он любит Израиль так, как ему положено?

    Такое мог позволить себе кто угодно, только, разумеется, не Осия, чье сердце пылало состраданием к людям, испытывало ужас из-за их нечестия и горело жаждой их благословения. Поэтому от себя он мог бы сказать не эти слова – «вы не Мой народ», а другие – «вы станете Моим верным народом». Но нет, Бог не произносит этих слов; Он говорит иначе.

    Ибо сильная пристрастность, вполне естественная даже для добродетельного человека, никогда не позволила бы говорить так, как говорил Осия. И нам трудно понять учение Бога, даже если оно лежит перед нами в предельно ясном изложении, потому что мысль в нем облечена в неожиданную форму и содержит при этом нечто новое. Но Дух вдохновил пророка и через него учит нас.

    Этот эпизод, как уже упоминалось, использовал Павел в 9-ой главе послания Римлянам, где он подтверждает призыв свыше - призыв Бога - единственного источника сил для человека там, где все разрушено. Сразу бросается в глаза, насколько идеально слова Павла соответствуют словам нашего пророка.

    Израиль уже был уничтожен; надвигалось поражение Иуды. Все было обречено. Куда должен был отступить человек и на что опереться? Если народ Бога на земле превратился всего лишь в груду развалин во всех отношениях, то на что можно было уповать? Ни на что и ни на кого, кроме Бога, причем не на его закон, а на высшую благодать.


    «Ибо блудодействовала мать их и осрамила себя зачавшая их; ибо
    говорила: `пойду за любовниками моими» (Ос.2:5)

    Именно она играет решающую роль, поскольку является высшей силой Бога. Это всегда помощь, поддержка и отрада для души, находящейся в полном смятении тогда, когда ее зло по справедливости судится пред Богом. Однако уходит очень много времени на то, чтобы победить человека и привести его к пониманию этой истины. Поэтому многие испытывают в связи с этим массу трудностей и подчас не входят в должное состояние вплоть до смертного одра.

    Ибо в этот момент человек по меньшей мере хотя бы обретает свое истинное лицо, если он вообще способен на это. Бог всегда верен, а человек (сейчас я говорю только о тех, кто рожден Богом) лишь перед смертью расстается с теми представлениями или, вернее, с теми смутными тенями, которые смущали и обманывали его в течение жизни. В эти минуты он, конечно, осознает, что есть он и что представляет собой Бог. Поэтому, потеряв всякую веру в себя, он может наслаждаться никогда доселе не испытываемой верой в самого Бога.

    Эта мысль присутствует в рассуждениях Павла. Вполне естественно, что это задевает гордость человеческих сердец, и, в частности, сердец иудеев. Ибо разве не получили они торжественные обетования Бога? Им чрезвычайно трудно понять (да это и действительно весьма трудно с точки зрения природы), как получилось, что обетования Бога - не скажу, что не исполнились, но кажутся неисполнившимися.

    Однако этот вопрос возникает только в том случае, если они, думая об обетованиях, смотрят на себя. Мы должны помнить, что в Библии говорится не только об обетованиях - в ней (и в особенности в Ветхом Завете) уделяется много внимания ответственности человека пред Богом. Мы должны учитывать и то и другое, чтобы не позволить ответственности человека заслонить собой обетования Бога и чтобы, с другой стороны, не снизить значимости ответственности из-за уделения большого внимания обетованиям.

    Все люди стремятся примкнуть либо к тем, кого называют арминианцами, либо к тем, кого называют кальвинистами; при этом довольно трудно удерживать равновесие и сохранять верность истине, не примыкая ни к одной из этих сторон. Для Господа, однако, нет ничего трудного; надежной защитой от обеих сторон является Слово Бога.

    Я абсолютно убежден - в пику тем, кто считает верными только свои взгляды, а также тем, кто любит свободомыслие и без всяких колебаний принимает обе стороны, - что в Библии нет ни арминианства, ни кальвинизма и что обе эти доктрины ошибочны и не заслуживают никакого оправдания.

    Дело в том, что упомянутое стремление к какой-либо из доктрин глубоко коренится в необращенных умах, то есть в одно время человек может быть арминианцем, а в другое - кальвинистом; и вполне вероятно, что если вчера он был ярым арминианцем, то сегодня может стать неистовым кальвинистом. Однако корни и того и другого учения лежат в человеке и его ограниченности. Истина Бога же заключается в его Слове, представляющем собой откровение Христа чрез Духа, - и ни в чем более.

    Итак, в 9-ой главе послания Римлянам мы видим, насколько решительно отвергает апостол неверное толкование иудеями божественных обетований. С помощью целого ряда убедительнейших фактов и свидетельств Ветхого Завета, подчеркнутых в этой удивительной главе, он заставляет иудея прекратить тешить свое тщеславие лестной для него мыслью об избранности своего народа (чему он обыкновенно только и предавался), потому что в действительности он превозносил при этом только себя.

    Если иудеи считали, что притязания Израиля берут начало от Авраама по плоти (что и было их принципом), то в этом случае они должны были принять в свое общество и других людей, поскольку у Авраама были и другие сыновья, кроме Исаака, а у Исаака - еще один сын, кроме Иакова. Следовательно, призывать в свидетели плоть совершенно не имеет смысла.

    Прямой потомок может оказаться, например, среди измаильтян, о которых иудей, возможно, даже и не слышал. Если он утверждает, что Измаил произошел из рода Агари, рабыни, то пусть будет так; но что можно сказать о Едоме, рожденном той же матерью и тем же отцом - Исааком и Ревеккой, - родном брате самого Иакова? В связи с этим рассматриваемое основание явно ненадежно и несостоятельно.

    Следовательно, мы должны обратиться к единственному источнику, помогающему преодолеть зло и разрушение - к силе Бога и его благодатному призыву. Это самое главное, потому что даже на раннем этапе истории избранного народа были времена, когда никто, кроме Бога, не мог защитить его и послать ему луч надежды. Не измаильтяне, не идумеи, не язычники, а израильтяне - вот кто сотворил золотого тельца.

    Если бы Бог обращался с ними соответственно их отношению к нему, то разве не должно было последовать немедленное и полное уничтожение Израиля? Я говорю сейчас об этом, исходя из нравственных принципов, обусловивших цитирование книги Осии в 9-ой главе послания Римлянам; и разумеется, все эти истины, как мне кажется, в уме Духа Бога неразрывно связаны. Следовательно, если мы поймем пророчество, то должны постичь и то, о чем сбивчиво, как нам может показаться, говорится в Новом Завете, а также то, что знал дарующий вдохновение Дух.

    Следовательно, пророк передает истину об их печальной истории с самого начала. Пророчество Осии и представляло полную картину разрушения Иуды. Сам факт появления пророков доказывал то, что конец близок; ибо пророчество возникает только тогда, когда имеет место отрыв от Бога. Такой формы откровения, как пророчество, не бывает, когда все идет ровно и гладко; в этом случае в нем, в сущности, нет нужды.

    В дни относительной верности мы наблюдаем утверждение привилегий и долга; однако когда привилегии презреваются и долг не выполняется, когда народ Бога пребывает в несомненном грехе и когда грядет суд, тогда возникает пророчество, предрекающее осуждение Богом зла при сохранении, однако, милости к остатку и при даровании ему еще более щедрых благословений.

    В принципе это верно даже для Едемского сада. Бог не говорил о семени женщины до тех пор, пока Адам не пал; так же было и в случае с Израилем: когда тот согрешил, как Адам, тогда и засияло пророчество. Если взору Моисея предстала картина разрушения (как оно и было на самом деле), то честью произнести пророческие слова был удостоен сам законодатель, что отражено в заключительной части книг Левит и Второзаконие, не говоря уже об удивительном речении из уст Валаама в последних главах Чисел.


    «Привязался к идолам Ефрем; оставь его! Отвратительно пьянство их, совершенно
    предались блудодеянию; князья их любят постыдное» (Ос.4:17-18)

    Впоследствии, когда Бог ниспослал царям, дарованным благодатью для поддержки людей, все виды благословений, перспектива разрушения стала еще более четкой. Пророчества тоже распространились более широко, стали повторяться гораздо чаще и приобрели более емкий характер. В тот период появилось целое воинство, если можно так выразиться, пророков; крайне важные изречения пророков предостерегали людей от несчастий, когда внешние обстоятельства казались вполне надежными; однако Бог видел совершенно обратное, поэтому и вынудил пророков так упорно и настойчиво бить тревогу.

    Как бы то ни было, труба вострубила для Иеговы по всей земле; а Осия, как мы знаем, был современником Амоса, Михея, Исаии и, возможно, других пророков. Если мы сопоставим некоторые исторические факты, то увидим, что существовал и еще более ранний пророк. Есть причина, по которой я не соблюдаю очередность и не упоминаю его в первую очередь, однако я надеюсь объяснить это тогда, когда буду рассматривать его книгу.

    Уже тогда приближающееся разрушение было таково, что власть Бога была единственным надежным основанием, на которое можно было опереться. И мы видим, что апостол Павел не только указывает на него как на источник благодати для Израиля, но и подчеркивает, что в случае краха Израиля Бог вполне может приблизиться к язычникам.

    Именно поэтому Павел говорит в 9-ой главе послания Римлянам: «Дабы вместе явить богатство славы Своей над сосудами милосердия, которые Он приготовил к славе, над нами, которых Он призвал не только из Иудеев». С того момента, как Бог стал использовать свою высшую власть, это основание открыто для язычника так же, как и для иудея. Бог не обладает властью, если Он не может выбирать того, кого пожелает.

    Если Он - власть, то вполне естественно, что его сила проявится там, где ее действие будет наиболее заметным. Призвание язычников подчеркивает именно этот момент, потому что если они были худшими из худших (а они, вне всяких сомнений, совершенно деградировали), то представляли собой самый подходящий объект для осуществления божественной власти в благодати.

    «...Над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников? Как и у Осии говорит: не Мой народ назову Моим народом, и не возлюбленную - возлюбленною. И на том месте, где сказано им: вы не Мой народ, там названы будут сынами Бога живаго» (Рим. 9,24-26). Не вызывает сомнений то, что в стихе 24 апостол говорит о будущем призыве Израиля, о возрождении народа Бога на прочном, как никогда, основании - в благодати, посланной свыше; однако стих 26 он посвящает язычникам.

    Все, что мы видим, выражено весьма четко: «Над нами, которых Он призвал не только из Иудеев, но и из язычников ... И на том месте, где сказано им: вы не Мой народ, там названы будут сынами Бога живаго». Таким образом, сыновство в гораздо большей степени характерно для призыва язычников, а не иудеев.

    Следовательно, с помощью - не небольшого, как я чуть было не сказал, а, конечно же, огромнейшего - изменения (т. е. употребления слова «сыны» вместо «народ») Бог с поразительной точностью выражает через пророка мысль о том, что если Он намеревается действовать в благодати, то будет осуществлять это достойно своего имени.

    Он не только приведет язычников на место Израиля, но и поможет им занять более почетное положение. Даже если они грешники из грешников - все равно благодать может поднять их (и поднимет) до уровня, близкого к самому Богу. Тогда они не просто заменят Израиль, а станут «сынами Бога живаго» - имя, которое в полном своем значение никогда не давалось никому, кроме язычников, которые сейчас и призываются.

    Израиль тоже называется сыном (а также чадом и первенцем), однако по сравнению с удаленными от Бога язычниками это имя имеет и более отвлеченный смысл: он называется так в целом как нация, в то время как «сыны» означают отдельных людей. Выражение «на том месте... названы будут сынами Бога живаго» (в последней части стиха 26) - это, как уже упоминалось, туманный намек на призыв язычников; и он настолько неясен, что многие попросту игнорируют его, приписывая его исключительно Израилю. Конечно, можно было бы предположить, что призыв этот относится к Израилю, если бы Бог сказал: «Тогда они будут Моим народом». Он, однако же, не говорит этого, но заявляет: «Названы будут сынами Бога живаго».

    Таков смысл сказанного апостолом Павлом; правильность толкования его слов подтверждается тем, что Петр тоже приводит цитаты из нашего пророка, обращаясь при этом только к иудейскому остатку, в то время как Павел соответственно своему положению взывает к язычникам. Петр, однако, хотя и цитирует Осию, опускает слова «названы будут сынами Бога живаго». Прочитайте 10-й стих 2-ой главы 1-го послания Петра: «Некогда не народ, а ныне народ Божий; некогда непомилованные, а ныне помилованы». Очевидно, что он цитирует не первую, а вторую главу.

    Это удивительно соответствует тому, что мы уже увидели: в первой главе отражено не только восстановление Израиля (то, что это действительно так, является неоспоримым фактом), но и указано (причем в скрытой форме) место, оставленное Богом для язычников. С помощью намеков, которые вполне можно не заметить, Он показывает свое совершенство предвидения и сообщает нам о призвании язычников, которое выразится в их особенном, четко определенном отношении к нему как сынов живого Бога, а не только как его народа.

    Именно поэтому Петр в своем послании евреям-христианам говорит только о них. Хотя они и потеряли свое имя народа Бога из-за своего идолопоклонства, отвержение Мессии, конечно же, не поправило положения, а только подтвердило правильность изречения Бога о том, что и вернувшийся младенец так же плох, как и его отцы, и даже хуже, потому что он, несомненно, совершил великое преступление, отвергнув своего Спасителя.

    И все же, несмотря на это, благодать сойдет на них, и те, кто обретет отвергнутого, но прославленного Спасителя, станут «ныне народом Божиим». Однако в своих рассуждениях Петр не идет дальше этого, потому что рассматривает их только как людей, которые через благодать в вере возобладали преимуществами Израиля перед Израилем. Они обрели Мессию; они - остаток от того народа.


    «И детей ее не помилую, потому что они дети блуда» (Ос.2:4)

    Те, кто не был народом, сейчас стал им; те, кто не удостоился милости, получил ее сейчас. Павел же, обращаясь к язычникам, использует, причем весьма уместно, то, на что Петр не обращает внимания - не стих 23 из 2-ой главы Осии, а стих 10 из 1-ой главы, где просматривается еще более щедрая милость, в которой прозвучал призыв и к язычникам. В то же время он стремится показать, что иудею необходимо постепенно прийти на это основание высшей благодати, на котором стоим сейчас мы.

    Сразу же после этих слов пророк, как можно заметить, указывает на будущее восстановление Израиля в несколько других выражениях, которые, мне кажется, следует подчеркнуть. «И, - говорит он (то есть когда Бог, как мы уже знаем, приблизит к себе язычников), - соберутся сыны Иудины и сыны Израилевы вместе, и поставят себе одну главу, и выйдут из земли переселения».

    Здесь ясно показано их возвращение в эту землю, а также их объединение - не только Иуды, но даже отвергнутого Ефрема - в одно целое, в Израиль. «Ибо велик день Изрееля!» Само имя Изреель, которое до этого означало упрек и ранний суд, теперь благодатью Бога превращено в имя бесконечной милости; иудеи уже стали семенем Бога, которое Он не рассеивает, но с которого соберет богатый урожай благословения, характерный для дней тысячелетнего царства. Такова первая глава.

    У. Келли



    «Слово Господне, которое было к Осии, сыну Беериину, во дни Озии, Иоафама, Ахаза, Езекии, царей Иудейских, и во дни Иеровоама, сына Иоасова, царя Израильского.

    Начало слова Господня к Осии. И сказал Господь Осии: иди, возьми себе жену блудницу и детей блуда; ибо сильно блудодействует земля сия, отступив от Господа. И пошел он и взял Гомерь, дочь Дивлаима; и она зачала и родила ему сына.

    И Господь сказал ему: нареки ему имя Изреель, потому что еще немного пройдет, и Я взыщу кровь Изрееля с дома Ииуева, и положу конец царству дома Израилева, и будет в тот день, Я сокрушу лук Израилев в долине Изреель.

    И зачала еще, и родила дочь, и Он сказал ему: нареки ей имя Лорухама; ибо Я уже не буду более миловать дома Израилева, чтобы прощать им. А дом Иудин помилую и спасу их в Господе Боге их, спасу их ни луком, ни мечом, ни войною, ни конями и всадниками.

    И, откормив грудью Непомилованную, она зачала, и родила сына. И сказал Он: нареки ему имя Лоамми, потому что вы не Мой народ, и Я не буду вашим Богом. Но будет число сынов Израилевых как песок морской, которого нельзя ни измерить, ни исчислить; и там, где говорили им: `вы не Мой народ', будут говорить им: `вы сыны Бога живаго'.

    И соберутся сыны Иудины и сыны Израилевы вместе, и поставят себе одну главу, и выйдут из земли переселения; ибо велик день Изрееля!» (Ос.1:1-11).


    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14           














    Категория: ТОЛКОВАНИЯ ПРОРОКОВ | Добавил: admin (24.09.2016)
    Просмотров: 309 | Рейтинг: 5.0/1